Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных


Привет всем анимешникам!
Здесь я буду выкладывать всякие разности по аниме,манге D.Gray-man!
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
20:05 

Плохой, хороший полицейский:Дело #1. Карты, деньги, два ствола [часть 2]

"Всё, что нас не убивает - в последствии очень сильно об этом жалеет." =)
2 часть
Продолжение:
♠♣♦♠♣♦♠♣♦
Шоком для Оза оказалось то, что денег на костюмы Гилберт не жалел. Он не был придирчив и не рассматривал себя в зеркало по два часа, но если костюм ему нравился, то он всерьез раздумывал, а не отдать ли за него три тысячи евро.
Три тысячи евро за костюм.
Цены за номер в Bellagio, застыдившись своей скромности, нервно понятно что делали в сторонке.
- Я думаю, этот подойдет. – Гил крутанул к Озу манекен на подставке. – Как считаешь?
Тот подцепил бирку с пиджака и посмотрел на цену. Девятьсот восемнадцать евро. Армани. Ну да.
- Ну… - Оз наконец отлепил взгляд от бирки и посмотрел, собственно, на костюм. – Мне кажется, надо мерить.
Гил недовольно скривился.
- А может, не…
- Надо. Ты сейчас потратишь на него кучу денег, а потом он тебе не подойдет.
- Какая разница? Всё равно платит контора. – Гилберт закатил глаза. – Знаешь, как Брейк этим пользуется?
- А давай ты не будешь сравнивать себя с Брейком, а? – предупредительно предложил Оз и подозвал продавца-консультанта (одет с иголочки, вежливая улыбка, идеальная прическа и прекрасный маникюр – всё как полагается) с просьбой показать им костюм с манекена. Тот расшаркался, хотя в его взгляде, пробежавшимся по их потрепанному виду, они явно не были на верхушке рейтинга покупателей.
Хотя кому есть дело до рейтинга, когда ты покупаешь костюм за тысячу евро?
Гил нехотя отправился в примерочную, а Оз подпер косяк дверцы и рассматривал вальяжно расхаживающих по бутику людей, у которых, судя по их виду, в кармане была сумма, способная покрыть внешний долг США.
- Кстати, - задумчиво протянул он, - а что ты имеешь ввиду, говоря, что платит контора?
Из кабинки раздалось:
- То и имею. – зашуршала одежда. – Мы не получаем зарплаты, как все нормальные люди – какая зарплата при нашей работе? Но во время исполнения мы можем тратить сколько хотим и на что хотим. Иначе, ты думаешь, откуда у нас машины, костюмы, а у некоторых и высокопробный кокаин?
Оз определенно не хотел знать откуда, а главное у кого был этот кокаин, но, к сожалению, догадывался.
- Хотя… слушай, что я тебе ору о таких вещах? – внезапно нервно спохватился и понизил голос Гил, хотя и до этого говорил негромко. – Зайди в кабинку, тут они с целую комнату.
Оз приоткрыл дверцу и проскользнул внутрь. Гилберт не соврал – тут имелось зеркало во всю стену, кресло и – зачем-то-одинокий стеклянный столик с искусственными цветами в вазе. Найтрей, залитый желтым светом зеркальной подсветки, как раз натягивал рубашку. Взгляд Оза скользнул его животу – твердым мышцам, прессу с отчетливым рельефом кубиков и гладкой, почти безволосой груди.
- Так что ты там говорил? – с улыбкой напомнил Безариус ему, плюхаясь в кресло.
- Я говорил о том, что в основном все изыски нашей хорошей жизни – результат навара от нашей же работы. Хотя вот есть у нас один парень, который угоняет тачки только для того, чтоб поразвлечься. А второй однажды подорвал банковское хранилище, потому что у него не было денег на сигареты. – Найтрей покачал головой. – Хотя он совсем мелким тогда был. Думаю, это было что-то вроде подросткового бунта.
- Взрывать банк из-за переходного возраста? – переспросил Оз, стараясь больше ничему не удивляться. – Да я тогда был утопически идеальным тинейджером в пятнадцать.
Гилберт рассмеялся:
- О, нет, ты был хуже него. В сорок раз, не меньше.
- Эй, ты о своем господине говоришь!
- Да-да, прошу меня покорнейше простить.
Найтрей развернулся к нему, поправляя пиджак.
- Ну как?
Ну, как… Оз подпер щеку кулаком.
Костюм на Гилберте сидел так, будто тот всю жизнь только Армани и носил – немного небрежно повязанный галстук, идеально сидевший пиджак, подчеркивающий ширину плеч и узость бедер, брюки… Чего там расписывать? Оз завистливо вздохнул.
- Ты бы еще голову помыл – был бы просто моделью.
- Ого, от кого я слышу похвалу! – демонстративно удивленно фыркнул Гилберт, взлохмачивая черные волосы – немного смущенно, как и было положено знакомому, старому Гилберту. Впрочем, «знакомый и старый Гилберт» не выглядел как мечта любой девочки-подростка, так что Озу стоило признать, что из нерадивого слуги вырос… вырос кто?
«Новый Гилберт. Взрослый Гилберт» - с ноткой неудовольствия подумал Б. Только вот откуда взялось неудовольствие?
- Ты затмеваешь меня! – ткнул он в друга пальцем в приступе внезапного озарения. Ну, или ему казалось, что это было озарением. Действительно, а с чего ему еще быть недовольным? – Что это еще такое? Слуга не имеет права затмевать своего господина!
Гилберт рассмеялся низким хриплым смехом, совсем не таким, каким помнил Оз – почему-то это отчетливо прозвучало именно сейчас. Возможно, дело было в одежде? Во впечатлении? В освещении, в конце концов?
- Тогда вперед, - улыбнулся он. Оз не понял:
- Вперед что? Или это сейчас мода тогда такая пошла – говорить загадками?
- Вперед – пополнять твой гардероб и делать тебя неотразимым!
Гилберт улыбнулся. Открыто и совершенно… по родному. Оз посмотрел на него, и подумал, мог бы возразить, что он и так неотразим.
Но почему-то не стал.

Сколько они потратили денег в результате – Безариус не знал и знать не хотел. Пусть эти тайны мироздания остаются в недрах черной кредитной карты Гилберта. Но, в отличии от него же, Оз себя ограничивать одним костюмом не стал – джинсы, рубашки, пиджаки, даже часы – хотя он никогда не носил часов, потому что они бились об клавиатуру и мешали работать – и все это за несколько часов, полных смеха, насмешек, веселья и… восхищения? Оз не знал, как это назвать. Это – это то, что он видел в глазах Гилберта.
«Ты многого в последнее время не знаешь, ты заметил?» - тихонько напомнил ему внутренний голос, когда они вернулись в свой номер в Белладжио, что бы принять душ. Голос почему-то говорил интонациями Зарксиса незабвенного Брейка, поэтому Оз просто его заткнул, наблюдая за тем, как Гилберт в одном полотенце роется в пакетах в поисках одежды. С мокрых волос Найтрея по спине, между лопаток, вдоль позвоночникам стекали капли воды и исчезали под полотенцем.
Оз перевел взгляд на потолок.

Потом они Гилберт снова его куда-то повел. «Гулять так гулять!» - заявил он, выходя в теплую, нет, жаркую ночь, столь характерную для Невады. Небо было низким и усеяно звездами, однако здесь и сейчас никто не обращал на это внимания.
«Так куда ты меня тащишь в час ночи?» - весело спросил Оз, цепляясь за рукав Найтрея. Тот лишь рассмеялся. Как можно приехать в Лас-Вегас и не пройтись по ночному Стрипу?
И он оказался прав.

Стрип, главная «туристическая» улица Лас-Вегаса, ночью спать даже не думала. Толпы людей перебирались из одного казино в другое, переходили из бара одного отеля в бар другого, фотографировались напротив Статуи Свободы отеля «Нью-Йорк – Нью-Йорк» и на фоне улочек-проливов отеля «Венецианский». Оз сфотографировал на телефон башню Стратосферы, искрившейся неоном на фоне ночного неба, но Гил тут же потащил его за руку к садам возле «Лас-Вегас Уинн» - и Безариус, подчиняясь проснувшемуся внутри него зверю-туристу, тут же потребовал сфотографировать его. Гил засмеялся, но всё-таки сделал пару неудачных фото.
Они шли сквозь толпу, уходя в сторону Даунтауна, а Оз все так же держался за локоть Гилберта.
- Господи, да сколько же в этом филиале греха и разврата народу? – смеялся он, тормозя Найтрея, который все время вырывался вперед на этих его длинных ногах. Он вообще почти все время смеялся – за эту ночь больше, кажется, чем за прошедшие пять лет.
Гил обнимал его за шею и лохматил еще слегка влажные волосы, смеясь в ответ. Сухой, но насыщенный чем-то опьяняющим, легким, развязным воздух Лас-Вегаса проникал в легкие и кружил голову. Оз запрокидывал её, рассматривая фешенебельные и светящиеся фасады «MGM», «Тропиканы» и известную по сотням фильмам Вики из Вегаса, с её ковбойскими сапогами и абсолютно блядской улыбкой в стиле колгейт.
Свет, свет, свет. Отели, бары, казино, ночные клубы. Везде яркие всполохи и вспышки света. Везде люди, машины и неутихающая музыка. Ночь в этом городе – ни разу не ночь в обычном понимании этого слова.
Рука Гилберта с закатанными рукавами этого его дорогущей рубашки у него на шее была теплой и крепкой, а пальцы слегка касались его уха. Оз на секунду зажмурился.

Неонополис встретил их с распростертыми объятиями. Стрип пестрел компьютеризированными рекламными щитами и светящимися башнями, освещенными прожекторами и современными технологиями. Но Неонополис – это неон, неон, неон.
Неонополис – это Фремонт-стрит, пешеходная улица под розовым навесом, зажатая между самыми посещаемыми казино и барами.
Неонополис – это кусочек из жизни 90-ых, оставшийся нетронутым между изменившимися Мейн и бульваром Лас-Вегас.
Неонополис – это Вик из Вегаса, это всадник на отеле «Гасиенда» - символ старого Лас-Вегаса и целой эпохи, это «Четыре Королевы» и «У Фитцджеральда».
- Потрясающе, - выдыхает Оз, вытягивая руку с зажатым айфоном и пытаясь сделать четкую фотографию. Но как сфотографировать, если ты даже не знаешь, что именно хочешь запечатлеть? Глаза разбегаются. – Ты здесь уже был?
- Ну, раз я привел тебя сюда. – Гил улыбается, вынимает из пальцев Оза телефон и, притягивая его голову к себе, делает фотографию. От Гилберта пахнет Hugo Boss и его собственным запахом.
Оз уже осточертел замечать все эти детали – его пресс, его влажную спину, его запах, в конце концов. Но что он может с этим поделать?
«Это Лас-Вегас, - говорит Б. себе. – Это всё этот город, этот неон и тот дурацкий коктейль, который я попробовал в баре отеля».
«Ну-ну» - отвечает ему брейковский голос.
Безариус смотрит на фотографию – их с Гилом лица близко, у Найтрея детская улыбка и ямочки на щеках, а у самого Оза вместо зрачков красные точки и такой вид, будто он в стельку пьян. «Это всё этот город» - повторяет себе Оз. А фотография ему нравится.
- Я поставлю на заставку. – ухмыляется он и вновь чувствует руку Гилберта на своем плече.

Они бродят по Фремонт-стрит, разговаривают о чем-то, о чем Оз и не вспомнит на утро, снова смеются и перебивают друг друга. Девушки, разные девушки, симпатичные девушки, несколько раз подходят к ним познакомиться, и Оз улыбается им очаровательно и невинно, и Гилберт смущается (хотя его лицо почему-то при этом сохраняет свое самое серьезное выражение), и почему-то что-то не срастается и не клеится – девушки исчезают так же, как и появляются.
Не сказать, что Оз очень расстроен.
Не сказать, что Оз вообще замечает их.

Рассвет застает их снова на Стрипе – Б. почему-то не помнит, как они вновь перебрались туда, - в баре Чандлер отеля Космополитан. Заведение соответствует своему названию – верхние этажи бара, эти круглые удобные ложи снизу верх действительно похожи на люстры.
- Невероятно. – Гилберт делает заказ, и официант – свежий, по лицу видно, что выспавшийся и только что заступивший на смену, - подает им напитки. Свой коктейль Оз даже не пытается опознать, но в том, что пьет Найтрей без труда угадывается виски. – Невероятно, говорю.
- Что невероятно? – Гилберт оборачивается на него. Встрепанные волосы, расстегнутый ворот рубашки и виднеющиеся ключицы, перекинутый через плечо галстук и закатанные рукава смотрятся на нем так органично, что Оз утыкается в свой коктейль и делает глоток, прежде, чем ответить.
Его это определенно раздражает.
- Здесь невероятно. – наконец делится он. – Здесь.
- В Лас-Вегасе? Или в Чандлере?
- Не строй из себя дурачка, а? – Оз вытягивает вишенку из коктейля и закидывает себе в рот. – В Лас-Вегасе, конечно.
Кадык Гилберта плавно скользит под кожей с каждым его глотком.
Оза это действительно раздражает.
- Я знал, что тебе понравится. Нет, правда – ты же любитель большого скопления народа, развлечений и выпивки. – Гил делает знак повторить и кидает взгляд на Оза. – Во всяком случае, я рассчитывал на то, что ты не изменился.
Рассчитывал он, засранец. Не думай даже, я еще не забыл про эти долбанные пять лет.
Но вслух Оз говорит:
- В любом случае, спасибо, что показал мне город. – он вздыхает. – Жаль, что Уолкер приезжает завтра. Я бы не прочь провести так пару уикендов.
- Не волнуйся, еще успеется. – Гилберт разбавляет виски содовой и снова отпивает. – Наша работа, сама по себе, везде граничит с развлечениями.
- Работа моей мечты. – фыркает Оз. Они переглядываются и снова, не сговариваясь, смеются.

♠♣♦♠♣♦♠♣♦


Итак, пять часов утра.
Брейк вышел из казино и остановился у молчавших сейчас фонтанов Белладжио. Ему подумалось – если бы он курил, то сейчас он бы как раз достал из пачки сигарету. Какие-нибудь Marlboro или Benson&Hedges. Определенно, что-нибудь подходящее моменту.
Впрочем, у любого момента находился тот, кто его портил.
- О, какие люди… - хихикнули сзади. Брейк не счел нужным оборачиваться.
- Ты никак пьян? – только вздохнул он. – Что за молодежь пошла.
Оз приземлился рядом с ним на бордюр фонтана.
- Где потерял Ворона?
- Кого? Воро… А, Гила. Этот слабак ушел отсыпаться. – довольно фыркнул Безариус, качая ногами. Видимо, Ворон явно его приодел, намётанным взглядом оценил Зарксес, раскусывая конфету. Кислая. Костюмчик на мальчишке был не из дешевых.
Вживается, хах.
- Да и тебе бы пора, дитятко. – Брейк подпер подбородок ладонью, вглядываясь в воду фонтана. На улице начинало светлеть. Небо в Неваде всегда удивительного цвета. – Сегодня приезжает достопочтимый шулер Уолкер, и нам бы очень не хотелось, что бы ты заснул за наблюдением.
- Я-то не засну. А вот ты бы лучше подумал над тем, сможешь ли ты обыграть достопочтимого шулера, а, Брейк?
Оз откинулся назад, держась пальцами за поручень. Брейку очень захотелось ударить ему по пальцам и услышать, как Безариус шлепается в воду.
Брейк закинул в рот еще одну конфету. И поинтересовался:
- С чего бы это ты вдруг сомневаешься во мне?
- Я успел посмотреть бумаги. – Безариус задрал голову и смотрел куда-то то ли в небо, то ли на верхушку Белладжио, и все так же качал ногами. – Уолкер обыгрывал многих опытных, и даже не самых честных игроков. С чего ты взял, что именно ты можешь обыграть его?
- Иначе бы я не работал в Бюро.
Оз прекратил дурачиться и сел ровно. На этот раз они встретились взглядами – слегка насмешливый Брейка и вроде бы озорной, но слишком прохладный Оза.
- А ты уверен, - тихо спросил он, - что ваш босс никогда не ошибается, а?
И в этом тихом, подначивающем «а?» было столько превосходства, столько издевки, столько наигранности, что Брейк скрипнул зубами, разгрызая леденец, находившийся у него во рту, на мелкие кусочки. Он сощурил единственный видневшийся глаз - и этот прищур не предвещал ничего хорошего.

Оз внезапно обнаружил себя прижатым лицом к каменной ограде фонтана. Руки были вывернуты за спиной, а колено Брейка больно сдавливало ноги. Безариус скривился от боли, но не издал ни звука.
Когда, черт, когда он успел?!
- Послушай меня, мальчик. – тихо, совсем на грани слуха зашептал Брейк, и в голосе его играла какая-то непонятная Озу улыбка. – Ты знаешь, почему я всегда могу понять о чем ты думаешь? Знаешь, почему я всегда могу предсказать твою следующую фразу?
- Потому что ты чертов экстрасенс? – в ответ улыбнулся Оз, дергаясь и пытаясь освободить руки. Впрочем, захват был железный.
- Потому что я чертов ученый, идиот.
Оз прекратил вырываться. Помолчал несколько секунд и переспросил:
- Что?
- У тебя еще и со слухом плохо?
- У меня с тобой плохо, Брейк. И, может, соизволишь меня отпустить? Домогательства по закону преследуются в пятидесяти штатах. Со знанием конституции у меня всё отлично.
Зарксес медленно, неохотно выпустил руки мальчишки и отступил на шаг, засовывая руки в карманы брюк. Оз так же не спеша выпрямился, одернул костюм и поправил галстук. И медленно развернулся лицом к Брейку.
Оба улыбались – мирно и дружелюбно.
Ну да, конечно.
Брейк подумал, что если бы он курил, то в этот момент доставал уже вторую сигарету.
- Так что ты имел ввиду? – спокойно поинтересовался Оз. – Ни за что в жизни не поверю, что такой фрик как ты может быть ученым.
- Если ты не веришь в инопланетян, это не доказательство того, что их не существует. – мило улыбнулся Брейк, шурша фантиком очередной конфеты.
- О, в инопланетян я как раз верю. – заверил его Оз. Они оба, не сговариваясь, прислонились спиной к злосчастному бордюру. Перед их взглядами сейчас была утренняя, то ли засыпающая, то ли просыпающаяся Стрип. – А вот в твое научное прошлое – ни капли. И кем ты был? Историком? Физиком? Кандидатом математических наук? И как это может помочь тебе читать мои мысли? - не смотря на интонации, от заносчивого фырканья Б. воздержался. Он учился на своих ошибках. Ему хватило, спасибо, больше не хочется.
- Физиогномистом. Кинесиком. Тебе вряд ли о чем-нибудь это говорит, да? – Брейк потер висок, скрытый белыми волосами.
- Вряд ли. – скептически согласился Оз.
- Какие глупые дети нынче пошли~
- О. Продолжай рассказывать или просто заткнись. – дружески посоветовал ему Оз. То, что Брейк был значительно старше его, Безариуса сейчас ни капли не смущало. – Что там с твоей… кенессикой?
- Кинесикой. И физиогномикой. Это, скажем так, м-м-м… Непризнанные академической общественностью науки. Некоторые называют их псевдо-науками. Идиоты, идиоты, идиоты~
Брейк отправил в рот очередную конфету. Оз мог поклясться, что если у этого парня нет диабета, то скоро точно будет.
- Они без сахара. – снова прочел его мысли Брейк. – Специально для диабетиков. Но диабета у меня нет, не беспокойся.
- Мне иногда кажется, что я тебя ненавижу. – признался Оз.
- Это очень мило с твоей стороны, мой мальчик. Так ты уже понял, что я имел ввиду?
- Я понял, что эти псевдо-науки помогают тебе читать мои мысли, выигрывать в карты и наверняка еще делать кучу полезных вещей, например, выводить людей из себя. Но я так и не понял, в чем принцип.
- Физиогномика – наука о чтении лица. По складкам на лбу, по кривлению губ, по прищуру и взгляду можно понять о чем человек думает и что чувствует. И это не преувеличение, Оззи. Знал бы ты, как выдает поджатая нижняя губа тех, кто блефует в холдеме! – негромко рассмеялся Брейк. – Я отрицаю то, что по лицу можно определить характер, но пользуюсь тем, что по нему можно прочитать почти любую человеческую эмоцию. Ты знал, что когда ты думаешь о Гилберте, то всегда смотришь вниз, в правый угол?
Оз уставился на него во все глаза.
Этого парня надо или боятся, или ненавидеть. Впрочем, можно просто послать его куда подальше.
- И иногда улыбаешься, если думаешь о детстве и о том, как бы мил малыш Гилли лет в пятнадцать. – Брейк улыбнулся с оттенком самодовольства. – Так-то.
- Мне кажется, у тебя какое-то заболевание. – поделился Оз с Брейком и скрестил руки на груди. – Синдром Бога там или нечто подобное. А может, ты просто психопат.
- Ну уж о том, что скрещенные на груди руки означают защитную позицию и психологическую оборону ты уж точно должен был слышать, да?
- … Господи, какой ты гадкий, а.
- Это называется кинесикой. Наукой о языке тела. Любая поза, движение головы или поворот туловища может свидетельствовать о том или ином чувстве или подсознательном проявлении эмоций. И я могу их фиксировать. И пользуюсь этим. Ам. – очередная конфета отправилась в рот. – Клубничная. Хочешь конфетку, Оз?
- Хочу спать. Или, по крайней мере, отдохнуть от тебя. – признался Оз. – Мы с тобой тут стоим около пятнадцать минут, а у меня уже мигрень, знаешь ли, от этих твоих наук.
- Это всё мое обаяние. – фыркнул Брейк ему вслед.
- Ага. Смертельное обаяние.

Этот парень, думал Б. в лифте, привалившись к стеклянной стенке, этот парень – нечто. Он, может, и фрик, но совсем не похож на того, кто будет попусту молоть языком.
Он определенно опасен. Оз примерно знал, как выглядят опасные парни – но от этого альбиноса веяло какой-то настоящей, скрытой угрозой. По началу совсем незаметной, но от этого не менее неотвратимой.
Оз зашел в номер, скидывая ботинки. Перед глазами все немного плыло от усталости, хотелось лечь спать и не просыпаться часов эдак минимум десять. Все равно, судя по информации от лоха-за… от Бармы, Уолкер приедет не раньше восьми вечера.
Парень направился в спальню, по пути скидывая одежду на пол. Утром, утром всё, не сейчас.
А в единственной спальне с единственной кроватью – чертов номер для молодоженов - спал Гилберт, раскинувшись во все стороны и отбросив в сторону сбившееся одеяло. Его грудь мерно вздымалась, в полутьме номера слышалось тихое сопение. Черные волосы спутались, обрамляя спящее лицо. Во сне Гилберт выглядел младше – без этих его вечно нахмуренных бровей.
Безариус тихо наклонился и откинул сбившуюся на лицо прядь. Улыбнулся – слегка, уголками губ.
Вот придурок-то.
«Сам виноват, - тут же с долей некоторого злорадства подумал он, забираясь под одеяло и скидывая руку Гилберта с подушки, что бы улечься. – Я не просил тебя брать этот дурацкий номер».

♠♣♦♠♣♦♠♣♦


Брейк сделал знак бармену и попросил минеральной воды. Пора бы уже последовать примеру двух малолетних недоумков и отправиться на боковую.
Видимо, единственный из них, кто предпочитал вставать и ложиться словно по расписанию – это Канда. Брейк готов был биться об заклад, что лег солдатик-азиатик в десять вечера и проснется уже через час.
Мысли Брейка вновь и вновь возвращались к произошедшему. Этот мальчишка… Носит маску простачка, ха. «Она совсем тебя не красит, юный Безариус, - подумалось З. – И совершенно тебе не идет».
Он снова машинально поправил волосы – этот жест всегда был признаком неудобства, неспокойствия, задумчивости, Брейк знал эту свою привычку, но ничего с ней не мог поделать.
К тому времени, когда официант – что за нерасторопность? – соизволил явить ему запотевшую бутылку Mountain Valley, Брейк успел полностью утвердиться в мысли, что пора и честь знать: в правом виске начал собираться пока что тоненький узелок боли. Так не пойдет. Зарксес кивнул, небрежно кинул на стол купюру и развернулся, собираясь уходить.
Ключевое слово – «собираясь», потому что только он успел сделать шаг, как в него кто-то врезался.
Мужчина почувствовал что-то мокрое на груди и опустил взгляд.
Ну да, так и есть. Вино.
Особа, которой не посчастливилось в него врезаться – а это была девушка – испуганно прижала к груди уже пустой бокал.
- И вас с добрым утром. – улыбнулся Зарксес.
- Я…простите, я извиняюсь, извиняюсь, - запричитала она, прижав руку к лицу. Брейк осмотрел ущерб: пятно было небольшим, но прямо на груди. – Я оплачу химчистку!
Их глаза встретились.
В светло-голубом взгляде девушки читались вина, сожаление и стыд.
- Я… Мне правда очень жаль, мистер. Сколько стоила рубашка? – расстроено пробормотала она, доставая и открывая клатч. Всё было невинно и настолько очевидно, что Зарксес…
… Зарксес напрягся.
- Не стоит. – вежливо улыбнувшись, отказался он, аккуратно кладя ладонь на руку девушки и останавливая её. – Поднимусь к себе в номер и поменяю. Ничего страшного.
- Но… я… Скажите мне номер вашей комнаты, и я пришлю чек…
Ага. Десять раз.
- Не стоит. – повторил он, вглядываясь в её лицо, в поисках улик.
Приятная, с мягкими чертами, густыми ресницами, слегка вьющимися каштановыми волосами, струящимися по плечам: её можно было бы назвать настоящей красавицей. Да и почему можно было бы? Она и была красавицей.
Такое пристальное внимание заставило её опустить взгляд, что-то пробормотать, и слегка покраснеть.
Брейк про себя закатил глаза.
Он не врал Озу.
Ложь и правду он различал в такой же легкостью, как другие читают книгу. Он никогда нигде этому не учился, но способность отшлифовывалась вместе с его жизненным опытом – и так же, как она становилась острее, ему становилось всё труднее.
Когда ты знаешь, что почти все вокруг тебя постоянно врут, врут и врут, и можешь это видеть и замечать – ты начинаешь подозревать всех.
«Ты, гребанный доктор Хаус, - с неудовольствием обругал себя Брейк, - у тебя начинается параноидальный синдром, ты в курсе?
Эта девочка столкнулась с тобой абсолютно случайно. Посмотри – ни тени задней мысли. Абсолютно».
Это-то и было подозрительным.
Но так можно начать подозревать всех, а это уже действительно паранойя.
Поэтому Зарксес просто тихо засмеялся, изображая из себя легкомысленного и незлопамятного простачка:
- Ну что ж, пойду, приведу себя в божеский вид. До свидания.
- До свида… Простите еще раз!
Он махнул ей рукой, направляясь в сторону лифтов. Всё равно завтра-послезавтра он бы выкинул эту рубашку. Она совершенно ему не шла.

♠♣♦♠♣♦♠♣♦


Занзас закуривает.
Сквало морщится, но ничего не говорит, уткнувшись взглядом в книгу. Какая разница? Всё равно бесполезно. С этим невозможным боссом – всё всегда бесполезно.
Бесполезно даже понять, зачем он здесь, мать его, находится. Зачем каждый раз его вызывают в этот кабинет на третьем этаже, зачем каждый раз он уступает и приходит. Уступает, приходит – и позволяет делать с собой всё, что этому ублюдку вздумается.
Кровать слегка скрипит, прогибается под весом Занзаса, когда тот наклоняется к голове Сквало и выдыхает сигаретный дым на страницы его книги. Супербиа рычит и дергает головой, но в ответ тот просто хватает его за волосы и тащит назад – больно и сильно. Наматывает его волосы на кулак и тянет до тех пор, пока Сквало наконец не поворачивает к нему голову.
- Слушай, ты, - начинает было Сквало, но тут же обрывается. Как обычно.
Взгляд у Занзаса такой, что любой бы проглотил то, что хотел сказать. Сколько Сквало его помнил, Занзас любого мог заставить заткнуться, не произнося ни слова.

Впервые они встретились в частной школе Вебб, одной из частных школ-пансионатов в Калифорнии. Час езды от международного аэропорта и двадцать пять минут езды от Пасадены, одно из самых живописных (а ему это надо?) мест страны, выглаженная школьная форма с нелепой эмблемой совы, снобы-преподаватели, двухместные комнаты класса, мать его, люкс в общежитии, контингент не ниже upper middle class: зажравшиеся детки, путь которых лежал в Гарвард, а оттуда – под крылышко родителей – вот что увидел стипендиат Супербиа Сквало, попавший под государственную благотворительную компанию по устройству неблагополучной части населения.
Посмотрите на него, шептались богатые детки, посмотрите на него! Видели ли вы что-то подобное? В Вебб начали принимать нищих? А вы заметили его ботинки? Они почти стоптаны! У него нет денег на учебники, боже мой, боже мой.
Сквало плевал на них.
Сквало не просил, что бы его сюда переводили, не просил, что бы ему выдавали эту идиотскую форму, которую приходилось каждый день гладить, не просил, что бы его селили в комнату с парнем из семьи Билла Гейтса, Сквало вообще ни о чем никого никогда не просил.
«Вы все, - думал он ночью, лежа в своей комнате и слушая храп этого идиота-соседа, - Вы все на одно лицо. Напомаженные, высокомерные, никчемные. Никаких целей в жизни. Никакой силы. Слабаки».
Сквало не принимал Вебб, а Вебб не принимала его.
В этой гребанной школе он проучился всего два года.
И Занзас – да-да, во всем виноват он, во всем всегда виноват он - был тому виной.

- Хочешь что-то сказать? – ухмыляется босс, и его хватка болью горит на затылке. – И я не разрешал читать тебе книгу, мусор.
- Ты мне что, папочка? – шипит Сквало. – Если тебе не хватило траха, так и скажи. Нечего тут разво…
Занзас дергает его вниз, и Сквало утыкается лицом в недочитанную книгу. Вторая рука босса скользит к его шее.
- Отпусти! – гаркает Супербиа.
- Договоришься сейчас у меня.
- Ненормальный, - он вырывается, но Занзас еще сильнее сжимает его волосы. – чокнутый, - ударяет ему по руке, за что получает сильный шлепок по заднице, - на всю голову ебанутый, - возится, пытаясь освободится, и слышит хриплый смех. – босс!
Оказывается к нему нос к носу. Сквало зол, но ему кажется, что в последние полтора года это его хроническое состояние.
- Как же ты меня достал, - успевает пробормотать прежде, чем губы оказываются смяты в грубом настойчивом поцелуе.

Занзас отличался от большинства тамошних обывателей. Нет, не от большинства – ото всех. В последствии Сквало понял, что Занзас вообще отличался ото всех знакомых ему людей, но пока что это был свет индивидуальности в безграничном море шаблонных мальчиков и девочек.
При первой встрече они подрались и пролежали в лазарете неделю. При второй – снова подрались. И при третьей. Самое обидное для Сквало было то, что изо всех драк победителем выходил этот ублюдок. Он узнавал о нем – Занзас Вонгола, отпрыск какого-то итальянского дельца, местный гроза учителей и примерных студентов.
Обыкновенный бунтарь, решил Сквало, посмотрев на него в первый раз.
Сука необыкновенная, ругался Сквало, получая от него хук справа в их восьмой драке.

Он все еще держал его за волосы, но сейчас его ладони – широкие, грубые, с большими длинными пальцами – обхватывали его лицо и затылок. Все, что бы ни делал Занзас, он делал это яростно, деспотично, выказывая свою звериную (будто кто-то в это еще сомневался) сущность. И поцелуи исключением отнюдь не были.
Сквало обвил рукой его шею, притягивая ближе, но Вонгола отстранился, разрывая поцелуй. Он ухмылялся, разглядывая Супербиа своим невыносимым взглядом – глубоким, неотрывным, раздевающим. Хотя куда уж – Сквало и так лежал на кровати голым.
- Собирайся. – внезапно приказал Занзас. И в его тоне не было ни малейшего намека на ту ярость и страсть, с которой он сминал его губы мгновение назад. – Сейчас.
Сквало удержался и даже не спросил «зачем». И почти не удивился. Просто подумал, что надо будет зайти в душ.
Он привык ничему не удивляться.
Подняться, подхватить с пола рубашку – славно, что пуговицы целы, этот сукин сын обычно не церемонится – и пройтись взглядом по комнате, выискивая отброшенные куда-то ночью брюки. Сколько время, кстати?... Сквало бросил взгляд за окно. Рассветало.
Рядом с окном висело зеркало.
- Черт, ублюдок, ты опять синяков понаставил! – рыкнул Супербиа, натягивая рубашку через голову. Он чувствовал на себе тяжелый взгляд Занзаса.
Потом снова запахло табаком.
- Не жалуйся. – лениво отрезал тот. Помолчал, делая пару затяжек. – Поедешь к Барме. Мне сегодня пришло дело, хочу, что бы он над ним подумал.
Звонить Руфусу. Разговаривать с Руфусом. Да тот раньше десяти не просыпается, смысл сейчас бежать куда-то?!
Но Сквало продолжил молча одеваться. Можно будет заехать позавтракать в «Lee’s Noodle», раз такое дело.
И где, черт возьми, его трусы?

Занзас был ярким. Занзас был несдержанным, необузданным, диким, яростным – что бы он ни делал, чем бы ни занимался, что бы ни говорил. Занзас подавлял, Занзас приказывал. Занзас восхищал. Занзас ослеплял.
Во всяком случае Сквало чувствовал себя так, будто до встречи с этим человеком он всю жизнь был слепым.
А еще – еще ему было лестно, ему грело душу и заставляло сердце биться немного чаще то, что из всего общества этих красавчиков (сам Занзас называл их не иначе как «отбросами») будущий босс выбрал именно его. Сквало. Ничем непримечательного мальчишку со стабильной F по английскому и F+ по алгебре, без денег, без положения, без особого даже ума. Это потом его назовут лучшим снайпером двух континентов, это потом он разрушит миф о том, что с Алькатраса невозможно сбежать, это потом его будут бояться и уважать, а при встрече не решаться смотреть в глаза. Всё это – потом.
Пока что действительностью Сквало был непроходимый тупица сосед, шмотки от Луи Виттон (у каждого, не важно – парень ты или девушка, у каждого обязательно была сумка от этого долбанного дома моды; он до конца жизни возненавидел эту марку) на окружающий и единственный комплект формы на себе самом, стоптанные кроссовки и раздражение на весь этот чертов мир.
Занзас изменил всё.
Наверное, умные психологи назвали бы это каким-нибудь синдромом, каким-нибудь еще более умным словом, какой-нибудь болезнью из толстого психиатрического словаря. Наверное, когда вся твоя никчемная до этого момента жизнь сосредотачивается на одном человеке, тем более – твоем ровеснике, когда ты доходишь до ручки и клянешься ему в, что за херня, в вечной верности, когда обещаешь идти за ним до конца – это не очень-то нормально. Наверное, это клиника.
Сквало было по барабану. Ему и сейчас по барабану, в общем-то.
Да и вслух он никогда не клялся этому ублюдку в верности. Когда он давал эту клятву про себя это и в мыслях звучало нелепо, чего уж говорить о том, куда бы послал его с этим заявлением Занзас, произнеси он это вслух.
Хотя, может, и не послал бы, а принял как должное. С Занзасом никогда не угадаешь, но Сквало предпочитал молчать. Тем более, тот, наверное, и сам всё понял – еще тогда, когда им было по шестнадцать. Понял уже тогда, когда Сквало еще сам этого не осознал.

Супербиа закрыл за собой дверь штаб-квартиры и привалился к ней спиной. Неубранные волосы лезли в лицо, но почему-то казалось, что сил нет даже поднять руку и заправить их за ухо.
В этот утренний час в высотке, где располагался пентхаус, занимаемый Бюро, никого не было. На самом деле тут не только по утрам никого не было – всё здание целиком и полностью, вместе с территорией принадлежало Бюро, так что остальные этажи пустовали.
Заняты были только семь нижних этажей: какими-то офисами, фирмами, конторами – Сквало не интересовался. Всё равно это не его головная боль, пока у Бюро есть свой выход из здания на другой стороне улицы.

После такого, казалось бы, неудачного знакомства, они подружились очень… быстро. Легко. Настолько естественно, что уже через пару дней жизни с Занзасом Сквало не представлял, что было «до». Постоянно вместе: на занятиях (учились в одном классе), после, на выходных (ни один не жаждал уезжать на выходные домой), даже ночью – Занзас без лишних разговоров заставил идиота-соседа Сквало поменяться с ним комнатами.
Они постоянно куда-то влипали. Будь то побег из школы в какой-нибудь клуб в окрестностях Лос-Анжелеса, драка двое-против-десяти, ночная пьянка на крыше школы, кража машины директорского сынка – они всё делали вместе. Сквало ни секунды не сомневался в том, что Занзас, одиночка по натуре, мог бы совершать все свои дикости и один – и всегда ловил себя на мысли что удивляется тому, что такой человек позволяет ему следовать за ним.
А потом не выдержал и спросил, как бы невзначай:
- Почему именно я?
В тот раз, пятнадцать лет назад, Занзас кинул на него мимолетный взгляд, а потом перевел его на бутылку с виски. Глотнул из горла и ответил:
- Ты такой же мусор, как и остальные. Но ты – сильный мусор.
Наверное, именно с тех пор сила стала тем, что ценил в себе Сквало больше всего.

- Ваш заказ, мистер Супербиа: баклажаны в соевом соусе с имбирем, блинчики со взбитым яйцом, чай юннань.
- Спасибо, - сухо кивнул он, когда Линали поставила перед ним тарелку. – И счет сразу прине…
- Вот он. – девушка положила перед ним счет, спрятанный в твердый темно-зеленый переплет. – Как обычно.
Она улыбнулась. Он дернул уголком губы:
- Да. Как обычно.
- Приятного аппетита, мистер Супербиа, - расцвела Линали в еще более радушной улыбке и отошла от столика, обернувшись на последок. Ей нравился этот клиент. Вечно хмурый, но сдержанный мужчина с удивительными – по другому не скажешь – длинными белыми волосами, спрятанными в хвост. По обыкновению в костюме, небрежно накинутом на плечи пиджаке, в дорогой обуви. Они с братом подозревали, что «мистер Супербиа» работал в финансовом квартале, расположенном недалеко от Чайнатауна, где и находилось кафе.
Наверное, работает где-то на Уолл-Стрит. «С такой внешностью? – поправлял очки брат. – Дельцы с Уолл-стрит не носят таких провокационных причесок, Линали. Да и вряд ли такой человек стал бы заходить в забегаловку, сродни нашей».
Скорее всего брат был прав: парни из Квартала предпочитали обедать в «Окнах Мира» и за неделю заказывать столики в «Jean Georges», чем зайти за угол и вкусно поесть в «Lee’s Noodle».
А вот этот, в своем дорогом костюме и на мерседесе, который он парковал в начале улицы, в своем «Ролексе» и с сигарами, доставаемыми из дорогого портсигара – он захаживал почти каждый день и заказывал неизменно одно и тоже. Жаренные баклажаны, блинчики и юннань. Пару раз Линали пыталась предложить ему попробовать что-нибудь другое, но загадочный мистер Супербиа и слышать ни о чем не хотел.
Иногда – но такое случалось редко – он приходил в компании короткостриженого молодого человека, в котором Ли-младшая в первый раз с удивлением узнала японца. Они всегда были заняты едой и перебрасывались буквально парой ничего не значащих фраз (хотя друг постоянного посетителя всё время улыбался), пару раз выпивали по рюмке маотая , после чего оплачивали счет и уходили. Кто они? Сколько им лет? Чем они занимались?
Прижимая к себе поднос, Линали почувствовала, что сгорает от любопытства.

♠♣♦♠♣♦♠♣♦


Проснулся Канда от вибрации мобильного. Обрадоваться, что это будильник, не получилось – в пять утра у него будильники не звонят.
Юу, убирая волосы с лица, дотянулся до телефона и посмотрел на экран. Выругался сквозь зубы. Сбросил звонок.
Через минуту телефон зазвонил еще раз.
Канда сбросил.
И еще раз.
Сброс.
Еще раз.
Канда вдавил кнопку выключения и откинулся на подушку, прикрывая глаза.
Из сумки, валявшейся на кресле, заиграла стандартная мелодия Нокии.
Юу почувствовал, что звереет, в один прыжок пересек небольшую комнату и дерганными движениями достал трубку, вдавливая зеленую кнопку с такой силой, что будь у той чувство самосохранения, она бы вообще не пропустила этот звонок.
- Ты, гребанный…
- Аллен Уолкер, семнадцать лет, подозревается в шулерстве, почти что разорил казино Дубая, Барселоны, Марсе…
- Пошел на хер! – рявкнул Канда. Лави в телефонной трубке рассмеялся.
Это был своеобразный маневр – показать Канде, что он знает. Только – зачем? Зачем этот придурок достает его этим своим всезнайством, и зачем берет за информацию не деньги, а секс – зачем, зачем, зачем?
Канда его не понимал. И дело наверное было в том, что он и не стремился его понять.
- Хватит мне названивать!
- Я просто хотел пожелать тебе доброго утра, Юу! Сказать, что солнце встало!
Солнце ни хера не встало, хотел взреветь Канда, но вместо этого просто отшвырнул трубку в стену. Та разлетелась пластмассовыми частями по полу.
Этот парень, он когда-нибудь его доведет. Именно из-за таких его фортелей Канда и жалел, что вообще с ним связался два года назад.
То, что почему-то именно к нему, к Канде, лучший информатор Восточного побережья питает особую страсть, для него секретом не было: со всех остальных этот парень под нелепым псевдонимом Лави драл деньги, и деньги не малые. «Наш век – век информации, - иногда говорил он, обвивая Канду руками. – И информация эта стоит денег. Чем она полезнее – тем дороже». И в его словах был смысл.
А в действиях – нет.
Лави знал, где работает Канда и насколько больше с него можно содрать, чем с остальных своих клиентов.
Но он предпочитал с ним спать.
Очередное извечное: почему?
В один прекрасный день Канда просто устал спрашивать. По большей части ему было все равно: гомофобией он никогда не страдал, да и вообще иногда считал себя несколько асексуальным. Отношения, какие бы ни было и в какой либо плоскости, не важно, горизонтальной или вертикальной, его не интересовали. К мужчинам, может, и не влекло, но и к женщинам тоже.
Но если этот псих отказывается от денег и соглашается только на секс, то пожалуйста. Не проблема, валяй, только делать тебе всё придется самому, - так они уговорились в самый первый раз.
Канда выдохнул, чувствуя, как раздражение постепенно отпускает. Легче было тогда обратиться к Барме, ей богу.

♠♣♦♠♣♦♠♣♦


Сонные объятия Морфея начинали отступать: Гилберт чувствовал, как подсознание буквально выталкивает на поверхность, к реальности. Эта сама реальность пробивалась солнечными лучами в лицо, утренней эрекцией и тяжестью чужого тела.
С первыми двумя пунктами все было в порядке. «Чужое тело, Гилберт! – воззвало сознание. – Откуда в твоей постели чужое тело?»
О, Гилберт мог бы дать кучу ответов на этот вопрос. Не считая самого очевидного – девушки в его кровати бывали не так часто, как бы им того хотелось - это мог быть решивший разбудить его Брейк, или пришедший поспать с ним В. (а он часто так делал, засранец). Да это даже могла быть Шарлотта – когда-то по своей собственной глупости он отдал ей запасной ключ от своей квартиры, и с тех пор она делала то, что первым в голову взбредет. Так, слушай, если это так, то стоит проснуться, пока она снова не загорелась идеей познакомить тебя со всеми прелестями гетеросексуального утреннего секса, как в прошлый раз…
Включи мозги, Гил, - посоветовал ему внутренний голос, - кое-то еще не потерял надежду на то, что они у тебя остались.
Это никак не мог быть Винсент, потому что он не показывался уже около четырех месяцев. Это никак не могла быть Лотти, потому что ты сейчас в Лас-Вегасе, и она вряд ли бы поехала вслед за тобой на Западное побережье только ради попыток соблазнения. Это никак не мог быть Брейк, потому что по плану вы не знакомы, и его появление в твоем номере чревато. И, вообще-то, ты живешь в номере с Озом.
Гил резко распахнул глаза, которые заслезились от ударившего по ним солнечного света.
С вновь появившимся в твоей жизни Озом.
Найтрей медленно перевел взгляд ниже.
Который сейчас обнимал его за талию одной рукой, а носом уткнулся куда-то в шею – Гил отчетливо чувствовал его спокойное теплое дыхание на своей шее и, не менее отчетливо – прижавшееся сзади тело. Нога Безариуса была протолкнута между ног самого Гилберта.
Он прижимался к нему во сне. Обнимал его. Согревал кожу своим дыханием.
Гилберт, боясь пошевелиться, настолько напрягся, что каждой клеточкой чувствовал лежащего рядом Оза. Там, где расслабленно лежала рука мальчишки, футболка Найтрея задралась, и он оголенным участком кожи чувствовал если не электрические разряды, то… что?
Он сглотнул.
Напряжение внизу живота становилось болезненным.
«Черт, черт, черт, почему я не подумал об этом, тупоголовый идиот, - бессмысленно и отчаянно бились мысли в голове, - Надо было брать номер с двумя кроватями, надо было брать две отдельные комнаты, но только не так, не так».
Ну да, шептал ему голос, ну да, конечно, надо было. Но ты ведь не о том думал, да? Представлял себе – как это, просыпаться с ним в одной постели? Смотреть на его спящее, расслабленное лицо, как раньше? Как тогда, когда вы часто ночевали у него?
Но никто не думал, что он полезет тебя обнимать во сне, да?
Сердце колотилось где-то в горле, мешало нормально соображать, думать, что-то решать. Оз спал так вольготно, обнимая его, так… спокойно. Как будто так было и надо. Так было правильно.
«Да ни черта это не правильно! – внутренне влепил себе пощечину Гил. – У тебя стояк от того, что друг детства всего лишь приобнял тебя во сне, Найтрей! Выбирайся отсюда, иди решай свою проблему и прекрати втягивать в неё Оза!»
Безариус, будто услышав его мысли, зашевелился, пробормотал что-то ему в шею (спина покрылась мурашками), и слегка двинул ногой, в результате чего теперь касался бедром его эрекции. Гил закусил губу, боясь издать хотя один звук, а внутренний голос продолжал на него орать. Безрезультатно орать – до того момента, как Найтрей понял, что Оз начал просыпаться.
- Ммм… чео ы аой напьахонный… - глухо раздалось из-за его спины вместе с зевком. – Гил… Доброе утр…
Секунда – и за Найтреем хлопает дверь, ведущая в гостиную. Оз изумленно уставляется на то место, где он только что был, и рука, потерявшая опору, опускается на простыню. Всё еще теплую.
- Ну и что это было? – вновь зевает он, погребая под себя подушку Найтрея и зарываясь в неё носом. – Приспичило?...
Подушка пахнет Гилом. Оз втягивает этот запах, но предпочитает не замечать за собой ничего. Ни странного, ни какого бы то ни было еще.

За завтраком Гил делает вид, что ничего особенного не случилось, и Оз отбрасывает всякие ненужные мысли. Они пьют кофе внизу в баре отеля, и Б. выхватывает взглядом Канду. Сейчас тот не отличался от других швейцаров ничем – ну, кроме, может быть, своей идеальной осанки и слишком красивого лица.
А еще, это Оз заметил почти сразу же, как увидел его сегодня – Канде не очень хорошо удавалось играть в вежливость. Он почти не улыбался, смотрел волком и, если выполнял просьбы кого-то из посетителей, то делал это с таким видом, будто он делает им одолжение. «Да уж, - подумал Оз, - таким вспыльчивым людям как он приходится нелегко. Мой характер намно-о-о-ого лучше. Хотя, конечно, Брейк бы мог с этим и поспорить».
Гил листает газету и курит Marlboro, откинувшись на спинку стула. У него серьезное, чуть насупленное лицо – у него всегда такое лицо, когда он не злится, не улыбается, не смущается и не спит. Взрослое.
Оз вздыхает.
Это действительно не дает ему покоя.
Видимо, и все остальные мелочи раздражают его именно из-за этого – из-за того, что Гилберт успел стать таким взрослым без него. Чувство дружеского собственничества, что ли, взыграло? Безариус, Безариус, а ты думал, что перестал быть таким эгоистом!
Оз фыркает своим мыслям, отпивая из стакана с соком. Гилберт бросает на него вопросительный взгляд, но тот просто качает головой. Не нужно знать Гилу об этих его мыслях.

Через некоторое время, когда завтрак доеден, а окружающий лоск и блеск уже не столь сильно режут глаз, Найтрей откладывает газету, смотрит на Оза и говорит, что пора работать.
В Безариусе вспыхивает любопытство, смешанное с азартом. Работать. Слово, которое у многих вызывает тошнотворное чувство, в нём вызывало только предвкушение чего-то необычного.
Хотя потом оказывается, что всё самое интересное достается Гилберту. «Вот зараза» - думает Оз, раскачиваясь на стуле за столом в своем номере. В ухе у него наушник с микрофоном, перед глазами – экран с камерами, которые вчера вечером успел прикрепить Канда. А если конкретизировать, то один из коридоров внутренних помещений, по которому как раз шел переодетый в фирменный костюм служащего Найтрей. В руке он нес ящик с какими-то инструментами (Оз всё равно не понял, с какими) и что-то насвистывал.
- Прекрати свистеть, Гил. – хмыкнул Оз. – Что это? Мелодия из убить Билла? У тебя нет слуха.
Гилберт обиженно замолчал. Безариус непонятно от кого – в номере он был один – спрятал улыбку.
Через несколько поворотов Найтрей открыл дверь с табличкой «Техническая» и оказался… Оз щелкнул мышкой, переключая размер окошек. И оказался в просторном помещении, в котором находилось несколько сотрудников. С десяток столов, перед каждым – компьютеры, а у дальней стены – огромная телевизионная панель с изображениями, передаваемыми камерами. Их было с сотню. И именно они и были нужны Бюро.
Дверь за Гилом захлопнулась – и в поле зрения Оза остался только пустой коридор и дверь. Это понятно, в Техническую Канду просто так никто бы не пустил.
- У кого тут проблемы с кабелями? – не своим, более глубоким голосом спросил Гил с интонациями а-ля «Привет, тупые идиоты, не способные справится с простейшей поломкой, меня зовут Боб и я удивлен, почему вас до сих пор не поувольняли к чертям собачьим».
- Здесь. – раздалось издалека в наушниках. Судя по всему, Гил направился к нему – голос стал ближе и отчетливее. – Информация с серверов не проходит. С данными и программой всё в порядке, так что дело, наверное, в проводах.
Оз ухмыльнулся. Ну да, в проводах, как же. О том, что если заблокировать доступ к потоку данных, на экране не всегда будет высвечиваться красное мигающее окошко со смысловым мессейджом: «Ого, да вас взломали!» они как-то не подумали.
- Угу. Сейчас посмотрим.
Раздался шум, шуршание, хлопающие звуки. Через некоторое время Гилберт чертыхнулся. А потом ответил, видимо, кому-то сверху:
- У вас тут что, крысы водятся? Кабель то ли переломан, то ли перегрызен!... Да, смогу. Но придется повозиться.
И принялся что-то бормотать.
Судя по их договоренности, это значило, что на подключении к главному серверу видеонаблюдения стоял пароль. А Найтрей во взламывании паролей был не мастак – во-первых, не его профиль, как говорил Брейк, а во-вторых, Оз еще со школьных времен помнил как он однажды собственный компьютер сутки распаролить не мог.
- Ламер. – пробормотал Безариус, придвигая к себе ноутбук. – Переведи мне картинку через сеть.
Через несколько секунд на экране появилось окошко. Оз защелкал клавишами, залезая в логи. Так. Так. Нет, не тут, не через эти… Ага.
- Я скинул. Вбей в к… - Мда, не поймет. – … в окошко для пароля.
На экране замигала надпись: «Доступ разрешен».
Пффф. Как у ребенка конфетку отнять.

♠♣♦♠♣♦♠♣♦


Брейк рассеяно поигрывал кубиками льда в полупустом стакане с виски и наблюдал за Кандой. Тот был крупье за столом блэкджека, и стоял насупившись, молча тасуя карты. «Дилеры должны улыбаться, быть обходительными и учтивыми, чтобы игроки не хотели уходить из игры, идиот» - лениво подумал он, делая глоток. Впрочем, наверное, даже в этом его выражении лица женщины находили очарование – как только Канда заступил на свою смену, около его стола всегда кто-то толпился. В основном, естественно, прекрасная половина человечества, очарованная его «экзотической красотой». Так, кажется, выразилась однажды Шерон? Чего только леди не удумают в своих прекрасных головках.
Зарксес, не глядя, поставил стакан на поднос проходившего мимо официанта и направился к столу. Зачем ему блэк-джек? Это скучно, тем более – против Канды. Он обвел взглядом самые шумные столы и, улыбнувшись сам себе, развернулся и направился в другую сторону. В наушнике чем-то шуршал Оз, Гилберта слышно не было, Канда его пока не заметил. Вот и отлично.
- Добрый вечер. Двести на 11 и 14. Сплит Бит.

♠♣♦♠♣♦♠♣♦


Оз закатил глаза. Пальцами провел по тачпаду, выводя на экран центральными два окна: бар в фойе у выхода и бар в казино. Закинул в рот попкорн.
- Хватит! Мы на работе! И командир тебя предупреждал, что бы ты держался подальше от…
- Мистер Скучный и Бесполезный, если ты не знаешь, что такое развлекаться по настоящему – то это не мои проблемы, милый. Мне скоро двадцать пять, я взрослый человек, делаю, что хочу.
- Тебе скоро сорок! – зашипел Гилберт. – Сорок, но ты всё равно страдаешь ребячеством, Брейк!
«Сорок? – не поверил своим ушам Оз. – Небо, он что, серьезно? Пластическая хирургия творит чудеса?»
- Что за чушь, - веселился на другом конце Брейк.- Мне всегда двадцать пять! И Оз, не надо так удивленно молчать в трубку.
Брейк в своем окошке полуоглянулся и улыбнулся прямо в камеру. Оз мрачно закрыл окно. Ну вот откуда он узнал, что она именно там, а?
- Брейк, я тебя еще раз предупреждаю: никакой рулетки! Тем более, никаких полумилионных ставок на неё! Ты всегда проигрываешь!
- Это ты по жизни проигравший, мальчик мой.
- Знаешь что…
Шестое чувство подсказывало Озу не нарываться, поэтому в беседу он не вступал, а методично опустошал коробку с попкорном и развлекал себя игрой в Six Guns на айфоне, уничтожая монстров и время от времени представляя на их месте то Брейка, то Барму. Гил с Брейком продолжали ругаться, Канда микрофон отключил. Озу стало его даже жалко: слушать препирания этих двоих мог только человек с железными нервами. Ну, или он сам.
- Еще один фортель: и я расскажу всё командиру!
- Как-то мне это не по нраву, милейший. Позвольте предложить другой вариант: давайте вы просто соизволите промолчать, а?
- Как я могу промолчать, когда ты проиграл двадцать тысяч, Брейк? Как?!
- Да это карманные расходы. – отмахнулся Брейк. Оз, на секунду отвлекшись от игры (его тут же убили), просмотрел несколько окошек с камер в лобби отеля. Вернулся к игре и выругался.
- Ты невыносим, ты знаешь…
Потом снова перевел взгляд на экран ноутбука и застучал по клавишам одной рукой, увеличивая масштаб. Выругался еще раз, но снова на него не обратили никакого внимания.
- … А в прошлый раз, когда ты с горя просадил чуть ли ни миллион, Брейк?
- Это были всплески моих печальных чувств. Мне разбили сердце в тот день!
- Ребята, - начал было Оз, вглядываясь в экран, но его перебили:
- Нормальные люди с разбитым сердцем запираются в номере с бутылкой коньяка, а не ставят миллион долларов на черное зеро!
- У тебя, видать, богатый опыт с разбитыми сердцами, малыш? Где ты хранишь банку с формалином?
- Ребята, слушайте, у нас тут…
- Ты можешь хоть иногда говорить серьезно?!
- Я всегда серьезен, особенно с тобой. Просто ты, в силу своего скудоумия, не можешь оценить всю степень моей…
- Брейк! Гил!
- … серьезности. Мне кажется, тебе не хватает пары извилин, отвечающих за распознание в голосе…
- Вы можете помолчать?!
- Да ты… ты… Боже, ты хуже всех, я не понимаю, как терплю тебя до сих пор!
- Открою тебе секрет: просто ты тряпка, вуаля.
- Я… я не…
- Я сказал, ЗАТКНИТЕСЬ ОБА! – внезапно рявкнули в наушнике. Гилберт поморщился, отпивая из бокала с шампанским, и почти физически почувствовал, как на том конце скривился Брейк.
Голос Оза снова стал ангельским:
- И да, тут такое дело, если кому-нибудь из вас, кретинов, будет интересно… Цель прибыла. Аллен Уолкер только что зашел в Белладжио через главный вход. Придурки.

конец второй части

@темы: D.Gray-man, Katekyo Hitman Reborn, Pandora Hearts, Фендом

01:36 

Канда/Аллен VS Незуми/Шион

"Всё, что нас не убивает - в последствии очень сильно об этом жалеет." =)
23:05 

Сегодня я не дам тебе уснуть...

"Всё, что нас не убивает - в последствии очень сильно об этом жалеет." =)
Автор: Аллен-Неа...
Бета: Никому Ненужная

Фэндом: D.Gray-man
Персонажи: Аллен/Канда

Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Романтика

Размер: Мини, 4 страницы
Кол-во частей: 2
Статус: закончен
Описание:
Канда пробирается в комнату к спящему Уолкеру с совершенно определёнными намерениями.
Часть 1
читать дальше

@темы: Фэндом, Слэш (яой), Романтика, Линали Ли, Лави, Аллен Уолкер, D.Gray-man, Юу Канда

00:19 

Выходной

"Всё, что нас не убивает - в последствии очень сильно об этом жалеет." =)
Выходной
Автор: :(
Фэндом: D.Gray-man
Персонажи: неко!Канда/неко!Аллен, неко!Лави

Рейтинг: PG-13
Жанры: Слэш (яой), Флафф, AU, Эксперимент, ER (Established Relationship)
Предупреждения: OOC
Размер: Мини, 4 страницы
Кол-во частей: 1
Статус: закончен
Описание:
Сегодня была суббота. И Юу обещал сводить его в Парк развлечений.
Примечания автора:
Слушать, непременно, Superbus – Butterfly

Мои любимые уши и хвосты)
s017.radikal.ru/i413/1207/6a/9655f017aa97.jpg

читать дальше

@темы: D.Gray-man, OOC, Слэш (яой), Фэндом

16:14 

Всё начинается с Мугена

"Всё, что нас не убивает - в последствии очень сильно об этом жалеет." =)
Автор: MasaomiKida
Фэндом: D.Gray-man
Персонажи: Канда Юу/Аллен Уолкер, Муген, Линали, Лави

Рейтинг: G
Жанры: Слэш (яой), Флафф
Предупреждения: OOC
Размер: Мини, 2 страницы
Кол-во частей: 1
Статус: закончен
Описание:
Аллен беззаботно играется в своей комнате с Мугеном, но тут появляется владелец катаны...
читать дальше

@темы: D.Gray-man, OOC, Слэш (яой), Фэндом

19:25 

"Всё, что нас не убивает - в последствии очень сильно об этом жалеет." =)
Когда этот арт увидела, сначала не могла понять, почему у Аллена на втором фрейме выражение лица изменилось... а потом поняла. :-D

@темы: D.Gray-man, Аллен Уолкер, Юу Канда

18:57 

D.Gray-man

"Всё, что нас не убивает - в последствии очень сильно об этом жалеет." =)
D.Gray-man-знаки зодиака








@темы: Клипы, D.Gray-man, Юмор

20:37 

D. Gray-mаn - Не половинка (Юллен)

"Всё, что нас не убивает - в последствии очень сильно об этом жалеет." =)
21:31 

D. Gray-mаn - Серёжа молодец

"Всё, что нас не убивает - в последствии очень сильно об этом жалеет." =)

Оставляйте комментарии:)

@темы: D.Gray-man, Аллен Уолкер, Клипы, Марианн Кросс, Юмор

19:45 

Плохой, хороший полицейский

"Всё, что нас не убивает - в последствии очень сильно об этом жалеет." =)
Фэндом: D.Gray-man, Katekyo Hitman Reborn, Pandora Hearts (кроссовер)
Дело #1. Карты, деньги, два ствола
Название: «Плохой, хороший полицейский» / Bon Cop, Bad Cop
Автор: XXXXX
Бета: увы и ах, хронически отсутствует
Дисклеймер: Все права принадлежат Хошино Кацуре, Мотидзуки Джун, Амано Акире, я не претендент
Варнинг: АУ, кроссовер, слэш, мат, WIP
Рейтинг: R [в принципе]
Пейринги: Брейк/Винсент, Канда/Аллен, Гилберт/Оз, TYLЗанзас/TYLСквало, TYLЯмамото/TYLГокудера,
Персонажи: много. Очень много. Из всех трех фандомов. Появляются постепенно в течении глав.
Жанр: Экшн, джен, юмор, романтика, комедия, боевик
Размер: миди. Планируется около 20~ с чем-то глав. Если автора хватит, конечно.
Саммари:
Они – законодатели порядка. Ярые приверженцы справедливости, закона и послушания. Они те, кто борются с преступностью денно и нощно.
И если вы скажете об этом вслух – они рассмеются вам в лицо.
Бывший заключенный Алькатраса*, проворовавшийся аристократ, легкомысленный стритрейсер, звезда Лас-Вегаса, фокусник-неудачник, проданный родителями сапер, лучший выпускник Полицейской Академии, братья-мошенники, юный хакер и легенда гонконгского подполья – вот она, современная команда-бэтмэн.
Супермены Америки.
Которые предпочтут пить коньяк и играть в покер, чем гоняться за очередным преступником, угрожающим здоровью граждан Нового Света. Которые воруют дорогие машины, обманывают банкоматы и способны ограбить банк. Которые покупают травку за углом Двадцать первой улицы и знают, где снять лучших проституток.
Позвольте представить вам –
команда Бюро Специальных Назначений.

В первой главе не получилось особого действия или экшна, потому что в ней поясняется что это, как это, о чем это, и с чем его едят :)

Дело №1. Карты, деньги, два ствола
— Людям свойственно ошибаться.
— И сидеть в тюремном корпусе «Е». (с)

@темы: D.Gray-man, Katekyo Hitman Reborn, Pandora Hearts, Фэндом

00:06 

А давайте сыграем в маленькую игру?

"Всё, что нас не убивает - в последствии очень сильно об этом жалеет." =)
Соберем 100 канонных и 100 фанонных фактов про Канду?
Канонных-думаю, понятно, а фанонных-это штампы из фанфиков и прочего.
Когда пишете факты, указывайте какой именно и я буду добавлять их в список.

Я начну.

Канон:
1. Канда моет волосы мылом.
2. Его ЧС-катана.
3. Его учитель-маршалл Тидолл.
4. Лотосы видит только Канда и целую рассаду.
5. Сладкое не любит.
6. Искусственный человек.
7. Однажды все-таки назвал Аллена по имени.
8. Терпеть не может, когда его зовут по имени.
9. Всем остальным блюдам предпочитает собу
10. Когда Линали была маленькой, она пряталась у Канды под кроватью
11. Регенерация Канды зависит от печати/татуировки у него на груди
12. В детстве Канду хотели усыпить как неудачный экземпляр
13. Любит медитировать
14. Именно благодаря Канде Мари не стал одним из "вторых" экзорцистов.
15. Увлекается садоводством
16. Канда ладит всего с несколькими людьми
17. Канда в детстве видел леди-призрак.
18. Считает искателей ниже рангом и вообще ведет себя с ними довольно-таки высокомерно.
19. Канда в детстве много матерился.
20. Называет Лави "бака усаги", Аллена - "мояши"
21. Канда любит темпуру.
22. После битвы со Скином Муген Канды сломался, и ему очень не хватало его катаны.
23. Канда всегда возвращается с миссии.
24. Канда не любит комуринов
25. День Рождения Канды - 6 июня. Близнецы.
26. Канда тренируется с мечом не только в тренировочном зале, но и в лесу около штаб-квартиры Ордена.
27. Канда жил(или живет) целью: встретить женщину из своих детских видений.
28. Канда Юу относится ко всем с нескрываемым недовольством. Но уважение к маршалом есть.
29. Однажды Канда провинился и мыл посуду у Джерри на кухне.
30. Канда умеет делать идеальный конский хвост.
31. Канда не умеет играть в покер.
32. В редких случаях Канда носит белую рубашку и галстук.
33. В форме Канда предпочитает плащи. Всегда.
34. Носит браслет из семян лотоса.
35. Канду "сделали" в Китае - в Азиатском подразделении Черного Ордена.
36. Канда верит, что "не может умереть"
37. Высокий болевой порог
38. В битве с Алмой волосы Канды стали фиолетового цвета.
39. В битве с Тики Микком, назвал оного "повелителем мух"
40. Однажды поддался на шантаж Мари и Тиедолла и сфотографировался вместе со всеми.
41. В первую встречу с Алленом повредил тому руку так, что Уолкер был вынужден "лечиться" у Комуи.
42. Канда не любит, когда ему плетут косички
43. кровь Канды попав в рану Мари, исцелила его
44. способен расправиться с объединенными акумами третьего уровня одним ударом.
45. Канда не боится никого и ничего.
46. ЧС Канды досталась ему не с рождения, а привита буквально "искусственно"
47. Второй искусственный апостол, созданный 9 лет назад в Азиатском ЧО. Первый - Алма Карма
48. Рост Канды-177, вес 59 кг
49. Возраст: 18 лет по датабуку, 9 лет фактически
50. Вытащил беспамятного Крори из Ковчега.
51. Убил Ноя, Скина Борика.
52. Учился у Тидолла вместе с Мари и Дайсей. (Хотя чему учился, непонятно )
53. Сражался с акума 4 уровня без ЧС. (спиной к спине с Лави )
54. Закрыл своим телом Комуи от атаки акума 4 уровня.
55. Пытался сбежать из лазарета, но был возвращен туда Матрон. (вот она-сила женщин с чепчиком! )
56. На него не действует яд акума.
57. Проткнул-таки Мугеном Аллена, чуть того не убив.
58. Сказал Аллену "спасибо".
59. Когда доволен чем-то, хмурится больше чем обычно.
60. В Ковчеге для победы над Боликом использует запрещённую Третью Иллюзию.
61. Указывает в отчёте, что с противниками, подобными Скину, предпочёл бы больше не сталкиваться.
62. Закрыл искателя от пуль акума (новелла)
63. В 12 лет пристрастился к собе.
64. хорошо дерется в рукопашке
65. после исчезновения Канды - на Мугене появилась странная ржавчина
66. стал учеником Тиодола в 10 лет
67. Оставил Муген в ЧО по доброй воле.
68. Использовал в кадре максимум 5 Иллюзию.
69. У Канды в гардеробе есть белая кофта с широкими рукавами.
70.Канда носит с формой - сапоги, а без формы - тапочки по типу китайских (когда не босиком).
71.Обстановка в комнате Канды очень спартанская.
72.У Канды есть лотос, заключенный в сосуд, формой напоминающей песочные часы.
73. А когда там появился Лави, Канда его чуть не зарубил, и остановила это дело как раз Линали.
74. Обычно Канда говорит и пишет по-английски, как и все остальные в ЧО.
75. После миссии с Алленом в Матиле в отчёте начальству описал Уолкера как бесполезного идиота, мешавшего ему всю дорогу.
76. Когда в Ковчеге Канда думает, что смерть его неминучая, кажется, пришла, он вспоминает о Комуи и думает, что тот расстроится.
77. Перед событиями в Северо-Американском отделении дал по морде Баку Чану (по просьбе последнего).
78. А в Азиатском отделении Канда оказался потому, что его туда вызвал Джу Мей Чан, который хотел о чём-то с ним поговорить.
79. Только Ленали может безнаказанно треснуть Канду по голове планшеткой))
80. Далеко не всегда огрызается на Лави, когда тот называет его по имени (пример: эпизод с Воскрешающим Листком)
81. Канда не умеет плавать.
82. Первый поцелуй Канды был с мужчиной
Фанон:
1. Канда ищет "того человека", чтобы убить.
2. Свой лотос Канда показывае только Лави/Аллену, как знак величайшего доверия. Обычно заканчивающегося в постели.
3. Канда знает японский.
4. Канда самурай.
5. В яойных додзях Канда всегда снизу.
6. У Канды алебастровая кожа, синие волосы и сапфировые глаза
7. Канда в некоторых додзях стесняшка
8. Любит готовить
9. На теле у Канды не растут волосы! Нигде. кроме как на голове)))
10. На теле у Канды растут волосы!
11. Канда много матерится.
12. Кровать у Канды спартанская - узкая, жесткая и очень неудобная
13. Умен, но тщательно скрывает это за маской солдафона-мизантропа.
14. На любую ситуацию реагирует одним коротким "Тч."
15. Чистоплотен. И всегда носит с собой расческу.
16. Девственник
17. Наоборот, имеет богатый сексуальный опыт.
18. Если кому когда и признается в любви, то исключительно на японском.
19. Канда ест не только собу, но и другую пищу, а ещё Канда не брезгует алкогольными напитками.
20. Канда может быть девушкой, но он это оооочень тщательно скрывает и знает об этом только Линали.
21. Канда курит. И при чём частенько курит.
22. Канда страдает бессоницей.
23. Волосы мягкие, как шелк.
24. Или наоборот, жесткие как у лошадки.
25. Глаза бывают разного цвета: и черные, и сапфировые, и цвета мокрого асфальта, и чуть ли не голубые.
26. Канда предпочитает мужскую любовь женской.
27. После того, как лотос потеряет последний лепесток, Канда умрет.
28. Канда любит загонять людей на люстры
29. Канда не испытывает вообще никаких эмоций кроме гнева.
30. Канда бисексуал и в отношениях и связях не делает различий между мужчинами и женщинами.
31. У Канды в прошлом была связь с Комуи.
32. Канда любит гоняться за Лави (ну или Алленом) с Мугеном по Ордену. С угрозами убить разумеется.
33. Во время разборок с Лави/Алленом Канда частенько превращает в руины целые этажи штаб-квартиры Ордена.
34. Канда постоянно с кем-нибудь меняется телами.
35. У Канды хрупкое сложение.
36. У Канды обветренные губы и мазоли на пальцах от постоянных тренеровок с катаной
37. Торс/грудь/ребра у Канды чаще всего перевязаны бинтами.
38. Канда имеет две Чистые Силы.
39. У Канды в комнате всегда темно и холодно.
40. Все свободное время, кроме медитации, Канда полирует Муген
41. По пути на миссию с товарищами, в поезде Канда мастерски прикидывается спящим
42. Быстро пьянеет, быстро трезвеет
43. заядлый" пленник Ноев, насилуемый Тики и\или Шерилом
44. Канда позволяет плести косички только Лави/Аллену
45. суровый мечник
46. суперчувствителен в сексе
47. Волосы Канды - это фетиш для всех, кто его видел
48. одеть Канду в женские шмотки - реально!
49. К Канде неровно дышит все население Ордена, как женское, так и мужское.
50. Канда не любит, когда замечают его слабости.
51. После поломки Мугена плакал, не мог привыкнуть к новому.
52. Расчесывать волосы, и вообще что-то делать с ними позволяет только Лави/Аллену.
53. Любит тренироваться рано утром, до подъема.
54. Канда спит голым
55. Кроме миссий и тренировок, все свое время проводит в своей комнате.
56. Комната Канды-ужасное место, которого боятся все экзорцисты (кроме тех, с кем пейрингуют)
57. Канда не умеет танцевать.
58. Заводится от секса с кровью/укусами/увечьями.
59. Не хромает после целой ночи снизу, потому что регенерация!
60. Очень боится попасть в глупое положение.
61. На тренировке с кем-нибудь в основном сражается бокенами, а не мугеном.
62. Ревнует Лави/Аллена к другим.
63. Считает секс между мужчинами извращением, до того как не будет соблазнен Лави/Алленом.
64. Моет голову цветочным мылом.
65. Кроме владения катаной хорош в рукопашном бою.
66. Канда бреет ноги
67. Тайно любит вертится перед зеркалом
68. Канда сверху когда с Алленом
69. Канда тащится по волосам и глазам Аллена
70. У Канды БОЛЬШОЙ член
71. купается с резиновой уточкой
72. говорит короткими, рубленными фразами
73. когда Канда ест что-то кроме собы, ему, как правило, нравится.
74. на самом деле Канда нежный и ранимый
75. когда Канда ест что-то кроме собы, ему, как правило, нравится.
76. на самом деле Канда нежный и ранимый.
77. У Канды !странные отношения с чужими прикосновениями - то ли он их не любит, то ли он к ним болезненно чувствителен.
78. Не менее странные - с образным мышлением, Канда этих ваших метафор и образных выражений вообще не понимает и в результате часто оказывается в когнитивном коллапсе.
79. Канде часто приходилось убивать (не акума, а живых людей). Во всяком случае убить кого-нибудь для него - как Муген лишний раз отполировать, все в Ордене это знают и боятся.
80. Да, а Муген он полирует с ночи до зари всегда, когда не убивает акума, не дерётся с Алленом и не делает ещё чего-нибудь с Лави.
81. официально "женат" на Лави

@темы: Юу Канда, Приколы, Интересности *_*, D.Gray-man

20:02 

Плохой, хороший полицейский :Дело #1. Карты, деньги, два ствола [часть 2]

"Всё, что нас не убивает - в последствии очень сильно об этом жалеет." =)
Дело №1. Карты, деньги, два ствола
Часть 2.
И можно ехать по какому-нибудь штату… А какие я знаю американские штаты? Айдахо, Вайоминг, Колорадо, Массачусетс, Техас… Да не важно, по какому штату ехать. Все равно приедешь в Лас-Вегас. (с)
♠♣♦♠♣♦♠♣♦


- Никогда, никогда, никогда больше не сяду с тобой в одну тачку! И пусть Занзас надерет мне задницу, если я нарушу это чертово слово!
- Эм-м… Прости?
- Следи за дорогой, чертов шумахер!
- Да ладно, не злись! Я же извинился!
- Насрать! Если мы выберемся отсюда живыми, знаешь, куда я засуну тебе твои чертовы извинения?
- Ладно-ладно, только не размахивай пушкой, хорошо?
- Ты еще поуказывай что мне делать, чертов… агрх, всё, они меня достали. Какого черта это сейчас было?! Прострелю им шины к чертовой матери!
- М-м-м… прости за назойливость, но ты слишком часто произносишь слово «чертов»… Всё-всё, молчу, веду машину.
- Сукины дети! Ну всё, сейчас они у меня…
- Гокудера! Мы в центре города! Гокудера не на… Ой. Поздно.

♠♣♦♠♣♦♠♣♦


- Если его сейчас кто-нибудь не заткнет, я за себя не ручаюсь. – сдавленно прохрипел Оз, сползая по сидению вниз. Канда как-то очень многообещающе растянул рот в подобии адской ухмылки:
- Да не вопрос.
И долбанул Брейка коленом по лицу. Как такие акробатические трюки у него выходили – учитывая, что они оба сидели на заднем сидении автомобиля – оставалось только гадать.
Брейк, последний час распевавший во весь голос (точнее, во всё его отсутствие): «I want to be your girlfriend», которое периодически перемежалось с «Paparazzi» и «Shut Up And Let Me Go», успел закрыться от удара руками, мастерски уклонившись (и, видно, проворачивая такое не в первый раз). Но петь, слава всевышнему, перестал.
- Злые вы, - с блаженной улыбкой, которая свидетельствовала о том, что его дьявольский хитрый план о выведении из себя всех одушевленных предметов в радиусе десяти метров прошел успешно, вздохнул он. Канда издал неопределенный звук, смахивающий на презрительное «Пфе», и снова откинул голову на сидение и прикрыл глаза.
Оз удрученно вздохнул.
Оказывается, его организм просто не мог вынести суточную тряску по чертовым шоссе, которые сменяли друг друга и не кончались. Никогда.
Оз вздохнул еще раз.
Два часа ночи, а они мчатся где-то по пустынной трассе в двадцати часах от Лас-Вегаса, на продуваемом всеми ветрами кабриолете. Канда вел почти девятнадцать часов («железный человек!»), а два часа назад его сменил Гил. Сейчас японец вроде бы как пытался отсыпаться – если бы, конечно, не Брейк.
Шоссе пустынно, вокруг – поля Небраски, где-то вдалеке на севере маячит черная полоса леса.
На спидометре – 120 километров в час.
Оз вздыхает третий раз.
- Хватить ныть, солнышко. – фыркает Брейк. Он снова сосет чертов леденец. «Да что б у тебя кариес случился» - с рассеянным раздражением думает Безариус. – Остановимся в ближайшем придорожном мотеле. Он где-то через пятьдесят километров, на съезде с I-80 W. И ткни Гилби, не хочу расстаться с молодостью из-за того, что он заснет за рулем.
- Я не сплю. – устало отозвался тот.
Оз осоловевшее повернул голову и уставился на темнеющий в ночи профиль Найтрея. Тот твердо рулил, хотя, конечно, по залегшим под глазами теням было видно, что он сильно устал.
- Почему мы не могли полететь на самолете? – не выдержал Оз. Ему с детства нравилось видеть Гила страдающим – но только в том случае, если причиной тому был он сам. – Два часа – и оп-па, мы уже в городе греха!
- Потому что один дибил обладает слишком клоунской внешностью. – глухо процедил Канда. Видимо, сон к нему не шел. – И нас тут же бы загребли на посадке.
Брейк улыбнулся. Оз не видел, Оз уже чувствовал эту раздражающую улыбку.
- А как же его пустят в казино, спрашивается?
- О, не волнуйся, я взял парик!
- А в аэропорту этого сделать никак было нельзя?!
- Не хотелось~
Аура желания убийства повисла над тремя из четыре пассажиров этого автомобиля.
Если бы не его полезность (сам Брейк называл это «очарованием»), не дожить ему до Лас-Вегаса.

♠♣♦♠♣♦♠♣♦


У мотеля была забитая до отказа парковка, обшарпанные номера и поэтическое название: «У Шекспира». Шекспира Оз так и не приметил, зато его внимание привлекла
кровать.
- Лучшее изобретение человечества! – выдохнул он, с разбегу плюхаясь на неё и раскидывая в стороны руки.
Кроватей в номере было две, одноместных. Сам номер был… Оз приподнялся и огляделся. Если быть совсем уж честным, то он, да, он никогда не ночевал в мотелях. Километрах в двадцати в любом направлении от его родного Таллахасси уж точно был мотель, да не один – но Безариусу никогда не было нужды их посещать. А когда он переехал в Нью-Йорк, то в первое время жил в отеле Гремерси Парка, пока не был заселен в общежитие.
«Надо порадоваться, что ли, - ухмыльнулся своим мыслям Оз. – Расширяю свой кругозор. А то помимо Флориды и Нью-Йорка где я еще бывал? Только если в Вашингтоне, и то… Пф».
Тут его неутешительные размышления о себе любимом и местах своего пребывания прервал звук открывающейся двери: на пороге стоял Брейк, шумно хрустя чипсами.
- А? Что ты тут делаешь? – не понял Оз.
- М-м-м… Ну, на данный момент собираюсь ложиться спать. Нам выезжать через пять часов. А что?
Брейк легкомысленно пересек комнату, по пути сбрасывая вещи. На пол. Сумку он зашвырнул в угол, прямиком на озовскую, и, ни капли не смущаясь, плюхнулся на соседнюю кровать.
- Подожди, но… - Оз захлопал глазами. – Я думал, я буду ночевать с Гилом!
- А мало ли что ты думал? Гилберт занял комнату с Кандой.
Брейк отбросил пакет с чипсами, ни капли не беспокоясь о том, что они рассыпаются по полу.
- И вообще они предпочитают общество друг друга, если ты еще не заметил. Сколько помню этих маленьких лодырей, они всегда занимали одну комнату.
Оз почувствовал прилив раздражения. Да, может быть он и ушел наверх, как только услышал номер комнаты и не дождался остальных, но ведь можно было понять, что он… с этим Брейком!... Не горит желанием ночевать!
Безариус улыбнулся. И прощебетал, вспархивая с кровати и направляясь к двери:
- Пойду прогуляюсь перед сном.
- Мог бы хотя бы скрыть своё разочарование, - весело крикнул ему вслед Брейк. – Это обидно, знаешь ли!
Дверь расстроено (и несмазано) скрипнула.

Комната располагалась на втором этаже и выходила – как и все номера – на парковку. Ночь почти полностью проглотила силуэты нескольких машин, в том числе и их кабриолет. «И вообще, что за блажь такая – кататься на таких тачках по среднему западу?» - уже привычно рассеянно-недовольно поинтересовался сам у себя Оз. Он облокотился на перила, немного поежился от резкого порыва ветра – ночь была прохладной, а из одежды на нем только майка да джинсы. Даже ботинки не потрудился одеть, вылетая из комнаты.
Но он действительно не хотел спать в одной комнате с Брейком – пусть это всего и на пять часов. При Зарксесе расслабиться было невозможно. К нему вообще было опасно поворачиваться спиной, если уж на то пошло.
Внезапно одна из дверей в противоположном крыле мотеля, том, что был по ту сторону стоянки и прямо напротив Оза, распахнулась. Безариус скучающе поставил подбородок на руку: кто там в такой глухой час тоже решил проветриться?
Ночными гуляющими оказались Канда и Гилберт.
Оз прищурился, всматриваясь. Он не мог расслышать, о чем они говорили, когда начали спускаться по лестнице на стоянку, но ему почему-то очень захотелось послушать. Внезапное желание удивило его самого, но он не придал этому значения. Действительно, ну какие общие темы разговора могут быть у Гилберта, вечно заикающегося и краснеющего Гилберта – с Кандой?
Так что Безариус, чуть пригнувшись и стараясь не привлекать внимания, тихо сбежал по лестнице со своей стороны, и, пригибаясь за машинами, осторожно пробирался по парковке в их сторону. «Херовый из меня Джеймс Бонд, - раздраженно подумал он, когда нечаянно задел ногой бутылку и та покатилась в сторону, - Очень херовый». Впрочем, бутылка была пластиковая, и особого шума не создала – а может, эти двое просто не обратили внимания.
Наконец, подкравшись как можно ближе и спрятавшись за внушительных размеров внедорожником, Оз аккуратно, чрезвычайно аккуратно на несколько миллиметров выглянул из-за бампера машины.
Канда сидел на лавке, откинув голову, а Гилберт тем временем бросал монеты в стоявший здесь же кофейный автомат с красочной рекламой Честерфилда: «Выбери свой путь!». Некоторое время царило молчание, и что-то внутри Оза уже готово было радостно потирать руки: вот видишь, им просто напросто не о чем разговаривать!; как тут японец заговорил, видимо, продолжая недавно прерванный разговор:
- И так куда ни плюнь.
- А чего ты, собственно, удивляешься? – спокойно поинтересовался Гил под тихое жужжание автомата. – Ребята Фэнга сейчас перебрались в Дамбо, вот оттуда зараза и тянется по Бруклину.
- Дерьмо. – коротко резюмировал Канда.
- Как только придет приказ сделать с этим что-нибудь – мы разберемся, ты же знаешь. А пока - смысл ворошить осиное гнездо?
Гилберт взял в руки стаканчик и присел рядом с Кандой. Тот поднял голову – лицо у него было недовольное.
«О чем они говорят? О преступниках?»
- Без приказа и пальцем не пошевельнешь. – скривил губы азиат. Гилберт как-то толи устало, толи обреченно вздохнул – и полез во внутренний карман. Достав пачку, он достал сигарету себе – а вторую протянул собеседнику. Тот скривил губы еще недовольнее, но сигарету сунул в зубы.
- А ты? Тебе это не нравится, потому что ты коп. И что-то мне не верится, что ты волнуешься о подростках, которых подсаживают на крэк.
Гилберт положил локти на спинку скамейки, прикурил и передал зажигалку.
- Заткнись. – тихо буркнул Канда.
- Ты вообще малый противоречивый, ты в курсе?
В голосе Гилберта послышалось тихое веселье.
- Весь день само хладнокровие, а потом взрываешься из-за того, что кто-то слишком громко хлопнул дверцей холодильника. – он затянулся. – Хотя, признаю, иногда Брейк делает это нарочно.
- Иногда?
- … Черт с тобой. Всегда. Но это не меняет того, что характер у тебя не сахар.
Канда как-то устало дернул плечом, будто бы говоря, мол, заткнись, и без тебя знаю. Некоторое время они снова пробыли в тишине – в уютной такой, совсем ненапряженной тишине. А потом японец первый подал голос:
- На себя бы посмотрел сначала, чем рот открывать.
- А что я тако…
- Мелкий. Безариус. – он повернул лицо к Гилу, который теперь, наоборот, отвернулся и смотрел на рекламу Честерфилда. – Вечером того же дня, как он к нам поступил, в телефонном разговоре, - Канда скривился, - ты сказал только, что дело было в Квин. Но ты в любой момент мог поехать повидаться с ним, Квин не инвалид, и…
- Он не инвалид. – перебил его Гил, будто боясь того, что Канда может сказать в следующую секунду. – Но он непредсказуем и может сделать всё что угодно, что взбредет в голову. Черт, - мужчина затянулся с таким видом, будто то, что он говорил не нравилось ему настолько, что он и говорить бы этого не хотел, и закончил фразу бормотанием:
- … Он даже теракт от скуки может устроить. Ты знаешь.
Канда издал своё любимое «Пфе».
- Попытайся обмануть Безариуса, если хочешь, но не меня, мать твою. Дело было совсем не в…
- Юу! – остановил его Найтрей. Тот тут же ощетинился:
- Не называй меня так!
- А ты кончай копаться в моих мотивах!
- Кому еще это надо, если даже ты в них разобраться не можешь?!
- А с каких это пор тебе появилось дело до окружающих?!
Они уставились друг на друга горящими взглядами.
Оз вжался в холодную поверхность джипа, в воцарившейся тишине стараясь не дышать. Его мысли бегали внутри головы всполохами: они никогда бы не подумал, что Гил может так разговаривать с этим стремным азиатом и даже, боже упаси, затыкать его!
А если сам стремный азиат позволял это, то вывод напрашивался один. И весьма определенный.
Их отношения были намного ближе, чем представлял себе Оз.

Наконец раздался вздох, Безариусу показалось, что Гила.
- Ладно, опустим. – судя по звукам, он снова затянулся сигаретой. – И не дуйся.
- Я не дуюсь, идиот. – ответил Канда с легким, едва заметным… смешком? Господь милосердный.
- О, как будто я не знаю, когда ты дуешься, а когда нет.
- Ты сейчас на драку нарываешься?
Кто-то встал. Раздался хруст разминаемых костей. Гилберт рассмеялся. Канда что-то пробормотал.
- Пошли спать. Через четыре часа вставать, а тебе еще вести машину.
- Тебя заставлю.
- Врежусь в дерево. – пригрозил Найтрей.
- И угробишь своего ненаглядного господина? – передразнил его японец. – Ну да.
- Боже, с тобой бесполезно спорить. Пошли.
- Иди. Я сейчас.
Гил хмыкнул что-то с доброй насмешкой, раздались знакомые шаги, затем – шуршание гравия, затем – стук шагов по лестнице. Секунда. Шаги. Хлопнула дверь.
Оз тихо-тихо выдохнул. Оставалось дождаться пока уйдет Канда, и можно возвращаться – и подумать надо всем этим. Подумать о Гилберте. И о том, как он изменился.
Сейчас он вообще был другим – точнее, разговаривая с Кандой он вообще был другим. Рассудительным, спокойным, немного безразличным. Взрослым.
Оз закусил губу.
Такой Гилберт был ему незнаком.
«И вообще они предпочитают общество друг друга, если ты еще не заметил» - пропел голос Брейка в его голове.
Уже заметил, спасибо, идите к черту.
- Эй, мелкий. Безариус. – раздалось внезапно из-за машины. Оз набрал в грудь побольше воздуха.
Ну точно не Джеймс Бонд.
Он встал из-за машины (ноги неприятно покалывало), и, оперевшись на её капот и сложив ладони под подбородком, мило улыбнулся Канде:
- Привет-привет. Не спится?
Тот презрительно дернул уголком губы.
- Я не в курсе насчет вашего прошлого, - бросил он, вставая со скамьи и направляясь в сторону лестницы. – Но этот придурок сильно изменился за прошедшие несколько лет. Не держи его за дурака.
- Кто тут держит Гила за…
- Вали спать.
И затопал по ступеням, показывая, что в дальнейшем развитии беседы не заинтересован. Оз остался замершим с открытым ртом.
Если бы это был не Канда, он бы заподозрил в этой фразе беспокойство за Гила. Хотя, черт возьми, откуда ему знать Канду, если оказывается, что он и Найтрея знает не так хорошо, как он думал! Как хотелось бы.
И это хотелось бы мотивирует Безариуса пойти и лечь спать.
И ни о чем сегодня не думать.
Он подумает об этом завтра.
Скарлет О’Хара в его жизни.

♠♣♦♠♣♦♠♣♦


Но завтра ни о чем подумать так и не удалось – да и не хотелось – потому что Брейк выпинал его из кровати с каким-то садистким удовольствием (да, ногами), а на улице – утренний туман, низкое свинцовое небо и грязь на дорогах от прошедшего ночью дождя.
Оз кутается в гиловский пиджак, сладко зевает и хочет кофе.
Но кофе ему в этой суровой реальности тоже не светит: они подрываются настолько быстро, что он даже не успевает дойти до вчерашнего автомата. На этот раз на переднем сидении рядом с ним – Канда, и это не прибавляет ему оптимизма, хотя он уверен в том, что немногословный японец не будет больше поднимать вчерашнюю тему.
И не скажет Гилу, что Оз подслушивал.
Хотелось бы на это надеется.
А еще хотелось бы узнать, что такое, кто такой и с чем его едят вчерашний объект разговора – Квин, или как там его? – но Безариус, откинув голову на спинку сидения, слишком быстро уплывает в расплывчатую, неспокойную дрему. Ветер приятно треплет волосы. Мыслей нет.
Ну и отлично.

Сквозь мутное сознание прорывалась музыка.
- Вставай. – грубовато толкнули его в плечо. Оз пробормотал что-то отрицательно и хотел перевернуться на другой бок, подальше от злобных мира сего, как кто-то распахнул дверцу машины и он чуть не оказался на земле. Чуть – потому что в следующий момент его подхватили чьи-то руки.
Оз, не открывая глаз, втянул носом запах незнакомого одеколона.
Гил?
Губы едва заметно расплылись в улыбке.
- Оззи, ты не пушинка и даже не принцесса, а я не принц. – сладко пропели ему на ухо, обдавая теплым дыханием шею. – Так что соизволь проснуться, пока я не окунул тебя в легендарный танцующий фонтан.
Оз распахнул глаза, одновременно с этим отталкивая поддерживающую его руку и неуклюже падая обратно на сидение.
Брейк улыбнулся ему.
Ответная улыбка Оза вышла слегка подрагивающей от раздражения.
Канда ухмыльнулся, проходя мимо.
- Ты так мило улыбался, когда думал, что это был Гил. – пропел Зарксес, забирая сумки с заднего сидения. – Какая очаровательная привязанность.
- Изволь умолкнуть. – прошипел Оз сквозь улыбку.
- Как пожелаешь, как пожелаешь…

Оз тоже подхватил свою сумку, направляясь вслед за Брейком.
И замер.
Танцующие фонтаны Белладжио.
На фоне ночного – ночь! Снова ночь! – неба, точнее – ночного горизонта, усыпанного не звездами, отнюдь: усыпанного неоновыми огнями Лас-Вегаса, вывесками, горящими окнами, улицами, проспектами, на этом пылающем фоне – танцующие фонтаны Белладжио.
Оз никогда не был в Лас-Вегасе.
Как и любой подросток, смотрел по телевизору фильмы про казино, фильмы про ограбления, фильмы про лоснящуюся фешенебельную жизнь, о, черт, да какая сейчас разница о чем были те фильмы!
Струи фонтана поднимались. Пересекались и извивались в ритм плавной, нежной мелодии. Секунда – они изгибаются, как лебединые шеи, другая – и вот их высота уже достигает пары десятков метров. Желтый сменялся нежно-розовым, затем – прозрачно-голубым, затем…
- Красота! – выдохнул Оз. Вживую это смотрелось гораздо более впечатляюще, чем на экране. – Что это за песня?
- Time To Say Goodbay. Сколько бы не приезжал сюда, звучит так же потрясающе. – ответил остановившийся рядом Зарксес. Судя по дикции, он опять что-то сосал-жевал, но Озу не хотелось отрывать взгляд от завораживающего танца фонтанов, поэтому точно сказать он не мог. – Жди здесь Гилберта. Мы с Кандой пойдем регистрироваться. Ты помнишь, что в отеле мы делаем вид, что знать друг друга не знаем, Оззи?
Безариус отмахнулся, поправляя на плече сумку и направляясь к перилам, огораживающим искусственное озера Белладжио. Брейк не испортит ему удовольствия.


- Вот ты где, - легла ему на плечо рука, когда песня закончилась и фонтаны не надолго утихли – теперь на глади поверхности озера играли разве что разноцветные блики да отражения неоновых всполохов. Оз обернулся: Гил улыбался ему. Как обычно.
Безариус улыбнулся в ответ – не менее как обычно.
- Пойдем?
- Окей, - легко соглашается Оз, подхватывая сумку. И, пока они обходят фонтаны, немного посомневавшись, спрашивает:
- Слушай, Гил…
- М? – с улыбкой оглядывается тот. У него хорошее настроение. Еще бы, правда – а у кого в Лас-Вегасе может быть другое? Только если у проигравшего миллион-другой в казино.
- Как ты попал в Бюро?
Найтрей открывает рот, как будто хочет что-то сказать, но тут же осекается, улыбается – виновато немного, нервно, Оз прекрасно знает эту улыбку, и уклончиво отвечает:
- Давай сейчас сосредоточимся на деле, хорошо?
И вот в этот момент к Озу приходит отчетливое ощущение:
Ему это категорически не нравится.

♠♣♦♠♣♦♠♣♦


- Сворачивай, придурок!
- Там автомобильная свалка, мы не…
- То, что надо! Сворачивай!
Ямамото вздыхает и делает то, что ему говорят. То, что Гокудера ему говорит. Как и всегда.
Визжат тормоза, Ямамото дергает пониженную передачу, выжимает, резко сбрасывает сцепление и молится, что бы привод не повредился – Бангкок иссушен жарой, это чревато…
Секунда.
Мотор рычит, всё в порядке, Такеши вжимает педаль газа до упора, до поли пальцев в кроссовках.
Они уходят с огромным отрывом, хотя он знает – это временно. Их всё равно достанут, рано или поздно.
- Я покажу этим ублюдкам, - Гокудера рычит не хуже мотора, опускаясь обратно на сидение, но крепко держа при себе пистолет. FN, модель P90, позавчера были партией специально заказаны для него из Бельгии. Как Хаято объяснялся на таможне Ямамото не знает, да и, наверное, не хочет знать.
- Черт, ты знаешь, куда я дел взрывчатку?
- В бардачке.
Обыденный диалог. Намного обыденней и привычней, чем «Что будешь на завтрак?».
Ямамото это нравится.
Он никогда не скажет этого вслух, что бы не получить тычок в зубы, но он знает, что и Гокудере это нравится – выплеск адреналина в кровь намного более увлекателен, чем разговоры о том, что они будут есть на ланч.
Хотя, если честно, Ямамото готов разговаривать с Гокудерой о чем угодно.
- Madre di Dio, ну чего ты опять лыбишься, как идиот?... Твою мать, бейсбольный придурок, быстрее гони! Отрывайся от них, иначе я не успею прилепить взрывчатку!...
Ямамото это тоже определенно нравится.

♠♣♦♠♣♦♠♣♦


При регистрации в отеле Оз не знает, смущаться ему или начинать смеяться: Гилберт берет один номер на двоих, это ладно, девушке за стойкой, наверное, не привыкать, но Гил берет один номер для новобрачных.
В лифте Оз не выдерживает и принимает решение: он смеется, привалившись к зеркальной панели и задрав голову.
- Нет, ха-ха… Ты видел её лицо… Ох, ха-ха, Гилберт, это было шедеврально…
Гилберт посмеивается в ответ, привлекает его за шею к себе и треплет по волосам. Раньше, вспоминает Оз, раньше Найтрей был ниже, с него ростом, и проворачивать такие трюки у него не получалось, но сейчас он вовсю пользовался положением.
В лифте никого нет, в коридоре для VIP-номеров – тоже, и Оз даже не хочет знать или спрашивать, откуда у Бюро деньги на люкс в Белладжио, где даже обычный люкс стоил около восьмиста долларов за ночь. Они сняли номер на пять дней.
«Около четырех тысяч долларов, - ужаснулся Оз, - За пять дней. Не считая ресторанов. Боже мой, куда я попал?»
Подсознание хотело ответить: в сказку, релакс, чувак, но рациональная часть быстро и безболезненно её заткнула.
Хотя, будем честными: ненадолго.
Когда Оз увидел номер, пришлось уже замолчать рациональной части.
- Здесь, что, останавливаются короли? – кое-как скинув ботинки, Оз кинулся осматривать номер для новобрачных, который больше напоминал квартиру миллиардера. Боже, Оз, вспомни их штаб и прекрати уже удивляться! – Или звезды?
- Вряд ли. Для особых персон здесь особые номера. А это – обычный VIP. – пожал плечами Гилберт, поправляя за Озом ботинки и – тут же – небрежно бросая куртку на кресло. Безариус с разбега плюхнулся на диван, наслаждаясь, наконец, не жесткой лакированной поверхностью кожаного автомобильного салона, а мягкой обивкой дорогого дивана. Разница была огромной.
Он перевернулся на спину, устраивая голову на подушке, и принялся наблюдать за тем, как Гил расхаживает по комнате: у него с собой было два приличных размеров чемодана, которые, он, видимо, и собирался разобрать.
К вящему удивлению Безариуса (у которого единственная спортивная сумка была через край забита техникой – ну, и пара футболок на крайний случай) у Гила в чемоданах оказалось много разного: пара каких-то комбинезонов, набитые чем-то коробки, и куча… Оз приподнялся на локтях, пытаясь рассмотреть, что именно доставал Гил из второго чемодана. Куча чего? Что-то, завернутое в полиэтиленовую пленку, какие-то аппараты, какие-то инструменты… В общем, что-то, что явно было Озу незнакомо.
- Что это, м? – поинтересовался Безариус. Гилберт обернулся:
- Что конкретн…
Внезапно в номер громко постучали, прерывая его вопрос, и из-за двери раздался знакомый, хотя непривычно вежливый голос:
- Обслуживание номеров!
- Мне послышалось? – пробормотал Оз, резко садясь. Найтрей ничего не ответил, лишь молча отправился открывать – и впустил в комнату одетого в швейцарскую выглаженную форму Канду. С короткими, аккуратно постриженными темными волосами.
Если бы Оз моментально не догадался что это парик, он бы подумал, что того, кто рискнул остричь Канду Юу, можно уже даже не хоронить. Вряд ли от него осталось что-нибудь, над чем могли бы поплакать родственники.
Как только Канда переступил порог номера и прикрыл за собой дверь, на его лицо вернулось привычное – слава всем богам – выражение крайней степени раздраженности. Он пролетел в гостиную, задев Гила плечом, и зло кинул недовольный взгляд в зеркало.
Оз веселился:
- А тебе идет.
- Хочешь без зубов остаться? – тут же ощетинился японец, оборачиваясь на мелкого нахала. Нахала это не смутило: он вновь растянулся на диване и невинно развел руками, мол, за правду не убивают.
- Барма звонил, - недовольно сообщил им Канда, усаживаясь на кресле напротив Оза. – Планы меняются. Мальчишка приедет завтра вечером, а не сегодня – его вылет из Тольятти задержали.
- Задерживаемся здесь на день?
- Нет, сокращаем третью стадию плана до одних суток. Успеем, не любители. – хмыкнул азиат и посмотрел на наручные часы:
- Осмотр каждый комнаты в среднем – минута тридцать две секунды. У меня осталось двадцать секунд. Где?
Гил спохватился, резво вернулся к чемодану и открыл тот самый полиэтиленовый пакет, запустив туда руку. Оз присмотрелся севшим от постоянного сидения за компьютером зрением: в руке у Найтрея была горсть чего-то мелкого и черного, судя по всему – какой-то… техники?
- Тут штук сто с чем-то. Хватит? – спросил он, высыпая мелкие, размером меньше цента, девайсы в ладони Канды. Тот ссыпал их в карман и молча кивнул, проходя к выходу. Закрывая за ним дверь, Гил довольно естественно и слышно поблагодарил его за сервис.
Когда он вернулся в гостиную, Оз нетерпеливо шмыгнул к его чемодану, беря в руки сверток и доставая оттуда маленький плоский черный кругляшок с глянцевой поверхностью с одной стороны, а с другой покрытой чем-то, что напоминало отрывающуюся лакмусовую бумажку для двухстороннего скотча.
- Что это? – полюбопытствовал он, крутя кругляшок в пальцах.
- Камера.
- Ка… Камера? – Безариус уставился на Гилберта во все глаза. – Даже без провода?
- У них выделенный канал связи. Закрытая сеть. – Гил, не очень-то заботясь о сохранности диво-камер, взял пакет из рук Оза и небрежно кинул его на кресло. – В Белладжио около двухсот точек видеонаблюдения, но нам нужно намного больше – особенно в тех местах, где у них этих камер нет. Под игровыми столами, в барах, в служебных подсобках, в номере Уолкера, в его туалете, в его любимом ресторане – в общем, везде, куда мы сможем дотянуться. Завтра ты вскроешь основную линию видеонаблюдения, а когда он приедет, подключишь к ней другую – от этих камер, которые сейчас Канда прикрепит где следует. – он плюхнулся на диван. – Так мы сможем видеть здесь всё и не упустить нужный момент.
Оз сел рядом с Гилом – их колени соприкасались - и молча подтащил к себе ноутбук, открывая крышку. Система была прошита лично им, так что загружалась за какие-то мгновения.
- Сеть, говоришь… - пробормотал он, перегибаясь через Гила и, опираясь рукой на его колени, подтянул к себе сумку, порылся там и достал какой-то проводной девайс, подключив его к ноутбуку. Гилберт в этом во всем не разбирался – ему просто нравилось смотреть, как тонкие, будто детские пальцы Оза бегают по клавиатуре, а глаза горят… азартом?
Черт. Азарт. Это плохо.
- Что ты делаешь? Я же сказал – всё это завтра, Уолкер приедет только вечером, и мы…
- А чего время зря тянуть? Ночь, как я понимаю, всё равно свободная, - Оз то ли улыбнулся, то ли ухмыльнулся, понять было сложно. Но это выражение лица Найтрей прекрасно знал и оно, по его скромному мнению, не сулило ничего хорошего. Ни ему, ни окружающим.
Впрочем, к радости (и к подтверждению догадок) Гилберта система запищала, улыбка у Оза померкла, а сам он нахмурился.
- Не понял… - пробормотал он, щелкая тачпадом. А потом чертыхнулся:
- Тут проводная система! Через сеть не подключиться, надо, - он принялся оглядываться в поисках проводной сети. – надо через модем и…
- Оз.
Пальцы Гилберта аккуратно взялись за подбородок мальчишки и повернули его к своему обладателю: Гилберт посмеивался, а Оз чувствовал себя странно. Мысли насчет модема из головы не вылетели, но почему-то ощутимо померкли. Почему?
- Оз, - повторил Найтрей. – Здесь нельзя подключиться по модему без разрешения от главного блока. Завтра я навещу системного администратора и мы наладим картинку на твой компьютер. Завтра.
- Ну и фиг с тобой. – натягивая на лицо улыбку, фыркнул Безариус, мотая головой и вырываясь из пальцев Гилберта. На месте почему-то не сиделось: он вскочил на ноги, впихивая ноутбук товарищу. – И чем мы займемся? Пока Канда изображает из себя горничную, а Брейк… Кстати, а что делает Брейк?
- Развлекается. И работает одновременно. – пожал плечами Гил. – Скорее всего, посредством покера.
- В смысле – работает? – не понял Оз.
- Уолкер знает, как цеплять большую рыбу. Брейк смотрел несколько записей с видеокамер перед тем, как браться за дело: сначала Уолкер рыщет по залу, играет понемногу, проигрывает и выигрывает. Он ищет.
Гилберт почувствовал желание покурить, но сигареты кончились еще в дороге.
- Ищет крупного игрока, который выигрывает больше всех – когда он садится играть с таким противником всё кажется естественней. Он собирает слухи о самом удачливом игроке, о том, которому улыбается Фортуна. А потом раз – и обыгрывает его, загребая большой выигрыш за одну игру и не вызывая подозрений у администрации. Правда, только в начале – потом он проходится по всем крупным столам и загребает выигрыши казино подчистую.
- То есть Брейк… - догадался Оз. Найтрей кивнул, поднимаясь с дивана.
- Да. Ведет ловлю на живца.
- А он точно сможет выиграть у этого парнишки, Уолкера?
В ответ Гил просто как-то таинственно улыбнулся и снова слегка пожал плечами, протягивая руку и теребя волосы Оза. А потом взял и перевел тему:
- Пошли, прогуляемся.
- Куда это?
- Мне нужен костюм, я не брал с собой. Ну, для того, что бы влиться в зал, когда Уолкер приедет. – он оттянул край своей не самой свежей рубашки. – Я не могу ходить в одном и том же.
Оз про себя не сдержал смешка: вот уж, эстет нашелся.
- Предлагаешь прошвырнуться по магазинам? – улыбнулся он.
- В точку, гений. Нас ждет Форум во Цезарь Паласе.

♠♣♦♠♣♦♠♣♦


- Позвольте проводить вас к ст…
- Нет, благодарю. – небрежный пас. – Я сам.
Казино кишело посетителями. Простыми туристами, пришедшими сюда посмотреть на то, как люди становятся богачами и банкротами, люди с азартной зависимостью, любопытствующие, любители автоматов и, конечно же, профессионалы. Впрочем, - Брейк вскинул руку с часами от Breguet – еще только десять часов вечера. Насколько он помнил, самая крупная дичь подъезжала около полуночи, а там уже начиналась настоящая игра.
Два часа?
Зарксис сплел пальцы в замок и пару раз хрустнул суставами.
Надо бы поразмяться.
Стад-покер? Холдем? Омаха? Хай-лоу? Пятикарточный покер? Лоу-болл?
С чего бы начать?
Продолжение следует...

@темы: D.Gray-man, Katekyo Hitman Reborn, Pandora Hearts, Фэндом

01:08 

"Прикосновение"

"Всё, что нас не убивает - в последствии очень сильно об этом жалеет." =)
Название: Прикосновение
Глава № 2
Автор: Yui~Tieria
Бета: Rika-kun
Персонажи: Канда/Аллен, намеки на Лави/Линали, местами ЧО, семья Ноя.
Рейтинг: PG-13
Жанр: мистика, приключения
Состояние: в процессе
Дисклеймер: все принадлежит Хошино – сан, а мне лишь буковки и дурацкая идея.
Предупреждение: ОСC, слеш, гет, AU
От автора: навеяно ночью в споре «а что, если бы экзорцисты попали в будущее? А если не в будущее, а в параллельный мир, где все наоборот?».


Кошмар, плохой сон, – вот так бы Аллен назвал происходящее. Он сейчас проснется. Нужно только постараться, и все вернется на круги своя. На худой конец, если это все же не сон, парень надеялся на то, что из каких-нибудь кустов сейчас выбежит Комуи и весь Научный отдел. Они с криками «Розыгрыш!» бросятся шутить и обниматься, отмечая про себя, что все же какой же Волкер наивный человек, раз поверил во все это. И, конечно же, Канда вставит свое слово, после которого всегда остается неприятный осадок в душе. А Лави… только весело улыбнется и ответит что-нибудь в своей манере.
Но всего этого не происходило. Вместо радостного и довольного Комуи из кустов показались непонятные существа, в которых он струдом узнал акума. Если бы не его левый глаз, то он бы и не понял этого. Посмотрев по сторонам, юноша отметил, что созданий Графа прибывает все больше и больше. Чертовы машины для убийств окружили трех людей со всех сторон, что-то про себя проговаривая и о чем-то причитая на непонятном языке.
«Если эти двое не прекратят дурачится, то всем нам тут придется туго», - подумал про себя Аллен.
Словно прочитав его мысли, дерущаяся парочка прекратила свой бой. Оба тяжело дышали, Канда облокотился на Муген, выравнивая дыхание. Лави как-то не по-доброму прищурился и закинул свой молот на плечо. Плотоядно растянув губы в усмешке, рыжий юноша неизвестно к кому обратился:
- Ты долго. Уже закончила?
- Конечно. Что там делать-то? – послышался до боли знакомый голос. Акума расступились, давая дорогу той, которую седоволосый мальчишка с трудом узнал. Линали скользнула между рядами застывших созданий и, остановившись рядом с Младшим Книжником, обижено надула губки, зло уставившись на мечника. - Ты не закончил. Братик будет недоволен. Почему этот Ной еще жив?
- Я как раз собирался заканчивать с ним. - Рыжий парень снова кинулся в атаку, но уже не один. Линали, ловко взлетев вверх, протянула руку вперед и дала команду:
- Уничтожить!
Акума, казалось, только этого и ждали. Адские создания Графа окружили и без того шокированного мечника. А заодно и Аллена вместе с ним. Последнее, что успел запомнить Волкер, был блеск Мугена и злобный рык самого хозяина катаны, а дальше темнота.

****
Старый Панда всегда говорил своему ученику, что любопытство никого никогда до добра не доведет. Если человек любит совать нос в чужие дела, при этом старается сделать это как можно менее заметным, то от него определенно нужно ждать беды. Иначе никак. А Лави не был бы собой, если бы не совал самый главный орган обоняния в самые доступные и труднодоступные места. Поэтому ни для кого не было неожиданностью, что младший книжник, услышав из библиотеки шум, поплелся узнавать, что же там такое приключилось. А дальше… вспомнить бы, что там дальше.
Лави очнулся в каком – то заброшенном помещении, походившее на старый склад или что-то подобное. Рыжий быстро осмотрелся и пришел к выводу, что находится он не там, где ему следовало бы быть. Осмотревшись и выйдя наружу, Младший Книжник тихо присвистнул, окидывая слегка ошарашенным взглядом местность вокруг себя. Н-да, что ни говори, а находился он далеко не пределах Черного Ордена.
- Вот тебе и раз… - тихо проговорил он.
Сделав несколько неуверенных шагов вперед, юноше пришлось отпрыгнуть в сторону: прямо мимо него пронеслось нечто. Это самое нечто врезалось в стену здания и тихо так выругалось. Рыжий парень слегка опешил, узнавая поднимающуюся из обломков стены Роад Камелот. Рука машинально потянулась к карману брюк, ища родной молот, а глаза неотрывно следили за действиями Мечты. Девушка, отряхиваясь, осматривала место и что-то тихо про себя говорила. Затем она, словно почувствовав его присутствие, и прислушалась.
- Здесь враг! – этот голос… Книжник был готов поклясться собственным молотом, что этот противный писклявый голосочек принадлежал этому розову зонтику Леро, который был вечным спутником Тысячелетнего и Камелот.
Роад посмотрела по сторонам и, наконец, заметила стоящего неподалеку от нее Лави. В одно мгновение она оказалась рядом с ним. Юноша даже среагировать не успел. Мечта Ноя приперла ученика Панды к стене развалин и стала… стала обнюхивать его?
«Что она делает?» - понеслось у него в голове.
Нахмурившись, Роад отпустила рыжего, которому этого вполне хватило для того, чтобы отскочить в сторону и активировать свой молот.
- Что ты делаешь? – тихо спросила она.
Лави только фыркнул, покрепче ухватывая рукоять своего оружия.
- Как что? Собираюсь узнать причину, почему ты здесь оказалась, – покачнувшись, он наклонился вперед.
- Это я должна у тебя спросить. Кто ты такой? – она мило улыбнулась.
- Разве у тебя есть время на разговоры? – Леро наконец-то выбрался из своего временного плена и теперь летал вокруг девушки. – Просто разберись с ним и все!
- Да знаю я! – она впечатала надоедливый зонтик в землю. – Но от него странно пахнет…. И мне это не нравится.
Лави слегка не мог понять, о чем говорят его враги. Да и враги ли это? Что-то больно они спокойные, да и отличаются от тех, которых знал юный экзорцист. Здесь явно творится какая-то чертовщина. Нои, не похожие на себя… проделки смотрителя?
Он мог бы и дальше размышлять об этом, если бы не одно очень неприятное событие. Земля под ними затряслась, а Камелот, вспорхнув ввысь, начал яростно орудовать зонтиком. Где – то сзади послышался взрыв, а затем его кто-то грубо так отпихнул в сторону. И хорошо. Рядом с тем самым местом, где он только что находился, в землю ударило несколько пуль. Пуль, принадлежавших адским созданиям.
- Акума?
- Не стой столбом, если не хочешь погибнуть! – Камелот заслонила его собой. – Ты не Ной, хотя очень на него похож. Так что отойди в сторону и не мешайся. – С этими словами она направила целую кучу свечей в оружие Тысячелетнего.
«Что – то явно тут не чисто…» - пронеслось у него в голове. – «Она спятила что ли?»


****

- Ты точно в этом уверен?
- Да, ошибки быть не может.
Неяркий свет пробивался сквозь узкую дверную щель. В комнате царил полумрак, тишину нарушало только тяжелое дыхание находившихся в ней людей. Мужчина устало потер переносицу и откинулся на спинку стула. Что-то явно шло не так. Где-то допущена ошибка, такая незначительная, незаметная ошибка, которая впоследствии может стать чем-то большим, но пока неизвестным. Может, это будет нечто хорошее, а, может, наоборот, приведет к плачевным последствиям. Он еще раз просмотрел предоставленный ему отчет, надеясь найти эту маленькую незаметную брешь, но все оказалось впустую. Его лучшие люди сделали все правильно.
- Господин Микк, если у Вас есть сомнения, то Вы можете сами пойти и посмотреть на это. - Ассистент поставил на стол чашку горячего чая. – Но я могу с уверенностью сказать, что все расчеты правильные.
Микк задумчиво смотрел на исходящий от напитка пар, словно хотел там что-то найти. Пару раз вздохнув, он сделал несколько глотков, затем встал и направился вон из своего кабинета. В коридорах было пусто, час был поздний, все обитатели замка уже давно тихо и мирно видят десятые сны. Преодолеть лестничные пролеты за несколько секунд, и вот, наконец, он у нужной двери. Решительно толкнуть деревянную преграду, и войти в абсолютное белое помещение. Здесь тоже стояла тишина, весь находящийся персонал не смел нарушать покой спящих на кушетках людей. Только пиликание работающих приборов и тихие шаги, – единственный источник звука. Тикки прошелся в середину комнаты, мрачным взглядом обведя окружающую обстановку. Все осталось точно таким же, слово он и не покидал три часа назад это помещение. Все те же работающие приборы, что-то записывающий и вечно снующий туда – сюда персонал, те же кушетки, приютившие на первый взгляд весьма обычных пациентов, даже все такое же ощущение опасности с маленькой долей страха, - все это осталось на месте.
- Что за чертовщина такая? – прошептал португалец, смотря на такие знакомые лица. – Как такое вообще может быть?
Тихое, размерное дыхание и пиликание одного из приборов было ему ответом.
- Сэр… - несмело начал один из работников. – Мы проверили все еще раз и…
- Да знаю я! – он зло прервал говорившего.
Юноша испугано пискнул и решил больше не беспокоить начальника. Все же жизнь дорога, а Микк в ярости, – страшное зрелище.
Тикки резко развернулся и вышел из помещения. Ему сейчас хотелось подумать в одиночестве, лишние уши были сейчас не к чему. Мужчина, оказавшись на улице, вдохнул чистого свежего воздуха и перешел на более спокойный шаг. В голове отчетливо стояли эти лица. Лица его заклятых врагов, людей, по вине которых он и его семья, близкие друзья, вынуждены вести такой вот образ жизни и скрываться от всех.
- Тикки? – его размышления прервал тихий голос Камелот. Португалец обернулся назад: Роад сидела на лавочке, слегка покачивая ногами, и ела какой-то леденец.
- Ты их уже видел, – ей хватило одного взгляда, чтобы понять, в каком состоянии находится Микк. - Что думаешь?
- Они точно не отсюда, – мужчина все же не удержался и закурил.
- Я уже успела это заметить. Этот, который рыжий… - она повела плечами.- Я успела переброситься с ним парой фраз, прежде чем он отключился.
- Да? И что он успел тебе нашептать?
- Сказал, что я сумасшедшая.

****

- Аллен! Аллен! – Линали трясла товарища за плечо. Но никакой реакции не следовало. – Аллен!
В Черном Ордене царил хаос. Искатели, свободные от миссий экзорцисты, работники Научного отдела, - все были заняты какой-нибудь работой. После очередного Коммурина смотрителя подразделения о свободной минутке теперь было можно только мечтать. Сразу после того, как Канда и Аллен его уничтожили, подача энергии прекратилась, подразделение накрыла кромешная тьма, а потом, словно кто-то открыл ящик Пандоры, на них посыпались различные беды. Правда, бедами это назвать было сложно, скорее просто, – одна беда крупного масштаба. Всего на всего обычное землетрясение, взрыв в Научном отделе, а потом…. Линали обнаружила Аллена около тренировочного зала. Если судить по всему происходящему ранее, то Канда должен был быть рядом. Только вот что-то шло не так. Волкер выглядел слишком уж бледно, а признаков того, что мечник находился рядом, не было. Ладно, скорее всего Канда пришел в себя раньше, чем его младший товарищ, но отставлять его одного он не имел никакого права. Даже если они и не ладили…
Ли – младшая осторожно взяла Волкера за плечо и снова потрясла. Тело экзорциста только по инерции двинулось, но сам он не очнулся. Прощупав пульс, девушка в ужасе распахнула глаза и поднесла руку ко рту. Она всматривалась в такое родное лицо и все никак не могла заставить себя поверить. Все это так нелепо, так глупо. И вовсе не могло быть правдой.
- Нет, Аллен, нет. Этого просто не может быть…

*****

- Так ты утверждаешь, что тот, кто сейчас сидит в твоем кабинете, Тикки, не наш враг?
- Абсолютно верно.
- Да ты с ума сошел! Это просто очередной вражеский фарс. А ты веришь всему, что тебе скажут. Пора перестать быть ребенком, Тикки! Это война, а не детские игрушки! – мужчина отбросил в сторону цилиндр и устало потер переносицу.
- Но Господин Граф, у меня нет причин не верить ему. От него за милю несет разломом. – Микк сложил ладони в замок.
- Да хоть помойной кучей! Это еще не повод, чтобы спокойно оставлять его у нас. Хотя… Если это оружие, направленное против нашей семьи, то оно может нам пригодиться.
- А я вот так не думаю.
- Роад, дорогая, ты понимаешь, что подслушивать чужие разговоры не прилично? – Адам бросил взгляд из-под очков на вошедшую Камелот.
Мечта Ноя прошлась вперед и уселась на подлокотник стоящего рядом кресла, закинув ногу на ногу. Граф внимательно посмотрел на нее, явно ожидая услышать мнение девочки.
- Тикки сказал, что он прошел через разлом. А что насчет второго? Вы его проверяли? – она сунула леденец в рот.
- Это тот, который двойник Иллюзиониста?
Камелот кивнула.
- Его тоже осматривали. Но до конца его нельзя проанализировать, так как он все еще не пришел в себя. Но я могу с уверенностью сказать, что результаты будут… – договорить Микк не смог.
В коридоре послышался шум, топот ног, а затем в кабинет ворвался тот, о ком недавно шла речь. Канда с активированным Мугеном стоял в проходе и бросал гневные, полные ненависти взгляды на сидящих людей. Одним резким и быстрым движением он оказался около Камелот, приставив к ее шее катану, гневно произнес.
- А теперь ты мне все объяснишь!
- Ну, надо же…. Наша спящая красавица проснулась. – Тикки довольно и широко улыбнулся.

@темы: D.Gray-man, PG-13, Аллен, Канда, Лави, Линали

20:29 

Вот это подмога...

"Всё, что нас не убивает - в последствии очень сильно об этом жалеет." =)
Название: Вот это подмога...
Автор: :(
Фендом: D. Gray-man
Пейринг/персонажи: Аллен, Канда, Лави
Рейтинг:G (наверное)
Жанр: слеш.
Состояние: Завершон
Глава 1.
2 глава
3 глава
4 глава
5 глава
6 глава
читать дальше

@темы: D.Gray-man, Фэндом

20:17 

Спящий Красавец

"Всё, что нас не убивает - в последствии очень сильно об этом жалеет." =)
Спящий Красавец
Автор: :(

Фэндом: D.Gray-man
Персонажи: Канда/Аллен, Линали, Лави, Комуи и т.д. и т.п.

Рейтинг: PG-13
Жанры: Слэш (яой), Юмор
Предупреждения: OOC, Нецензурная лексика
Размер: Мини, 6 страниц
Кол-во частей: 1
Статус: закончен
Описание:
Прочтете - узнаете!
читать дальше

@темы: D.Gray-man, Слэш (яой), Фэндом, Юмор

19:11 

Вот это подмога...

"Всё, что нас не убивает - в последствии очень сильно об этом жалеет." =)
Название: Вот это подмога...
Автор: :(
Фендом: D. Gray-man
Пейринг/персонажи: Аллен, Канда, Лави
Рейтинг:G (наверное)
Жанр: слеш.
Состояние: Завершон
1 глава
2 глава
3 глава

4 глава
читать дальше

@темы: D.Gray-man, Фендом

19:05 

Юллен по-нашему

"Всё, что нас не убивает - в последствии очень сильно об этом жалеет." =)
18:48 

Всадники Апокалипсиса

"Всё, что нас не убивает - в последствии очень сильно об этом жалеет." =)
18:28 

Всадники Апокалипсиса,D.Gray-man!

"Всё, что нас не убивает - в последствии очень сильно об этом жалеет." =)
16:47 

D. Gray-man, Канда/Аллен

"Всё, что нас не убивает - в последствии очень сильно об этом жалеет." =)
D. Gray-man, Канда/Аллен, "Я ревную?! Вот еще, размечтался!"
читать дальше

@темы: D.Gray-man, Фендом

Странная жизнь...

главная